Психологические портреты министров народного просвещения в Российской империи 1804-1917 годы

Бесплатно!

Содержание

Контрольная работа

на тему

“Психологические портреты министров народного просвещения в Российской империи 1804-1917 годы. Их роль в формировании культурной политики”

Введение

Целью исследования в данной работе выступают министры народного просвещения. Основной задачей является проведение исследования психолого-социального портрета личностей министров, основных аспектов деятельности, способствующих развитию образовательной системы России.

Наряду с крестьянским вопросом и проблемой реформирования аппарата управления, актуальной задачей внутренней политики российских властей в предреформенный период стало развитие системы образования. Это обусловливалось как необходимостью подготовки образованных чиновников и специалистов в экономической области, так и непосредственного контроля за сферой образования. В связи с этим происходит возникновение среди других центральных исполнительных органов власти в России самостоятельного Министерства народного просвещения. Перед руководством данного ведомства  была поставлена задача создания системы образования на основах бессословности, бесплатности обучения на низших ее ступенях, преемственности учебных программ. Однако на пути реализации обозначенной грандиозной цели как на протяжении всего периода правления Александра I, так и в эпоху царствования Николая I постоянно вставали непреодолимые препятствия. Безусловно, одну из главнейших ролей в осуществлении поставленной задачи играют люди, возглавлявшие данную структуру – министры народного просвещения.  В данной работе уделено  особое внимание психологическим портретам личностей министров, основным результатам деятельности в сфере реформирования системы народного образования,  формировании культурной политики страны, оценке результатов деятельности в рамках достижения поставленных целей.

1. Завадовский Петр Васильевич

Граф. Родился 10.01.1739 года. Происходил из малороссийского дворянского рода, польского происхождения. Учился в иезуитском училище в Орше и в Киевской духовной академии. С 1760 года служил в Малороссийской коллегии в Глухове. В 1768 -1774 гг. участвовал в русско-турецкой войне. Петр Васильевич Завадовский обладал красивой внешностью и уживчивым характером. В 1775-1777 гг. являлся фаворитом императрицы, был произведен в генерал-майоры и генерал-адьютанты, пожалован поместьями в Черниговской и Могилевской губернии. В январе 1780 года получил чин тайного советника и назначен сенатором. В 1784 году назначен председателем комиссии по сооружению Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге. В апреле 1797 года императором Павлом I пожалован в графы Российской Империи. В 1799 году уволен в отставку. В июле 1801 года  назначен председателем Комиссии о составлении законов, членом Непременного государственного совета.

В сентябре 1802 года Завадовский П.В. был назначен первым министром народного просвещения Российской Империи. В этой должности граф проявил большую энергию. В 1803 году под его руководством образованы учебные округа, открыты университеты в Харькове, Казани, Дерпте, Вильно, утверждены их уставы. По инициативе самого графа в 1804 году в Санкт-Петербурге был открыт Главный педагогический институт, большое количество приходских училищ, народных школ, уездных училищ, гимназий. Для того чтобы возвысить значение общеобразовательных учреждений, граф отправил своих сыновей в гимназии, что вызвало большую критику со стороны знатных чинов. Завадовский считал, что образование сокращает расстояние между людьми. При его участии в 1804 году был принят либеральный Устав о цензуре. В апреле 1810 года граф был уволен с поста министра и назначен председателем Департамента законов в реорганизованном Государственном совете. Был удостоен всех высших российских орденов. Граф Завадовский В.П. скончался 10.01.1812 года в возрасте 73 лет, похоронен в Санкт-Петербурге.

О графе Завадовском В.П. большей частью звучат благожелательные отзывы, однако многие считали его более хитрым человеком, чем умным и полагали, что красивая наружность, обаятельное обращение и воля случая выдвинули его на видное место и сделали состоятельным человеком. Жихарев С.П. в 1807 году писал о нем: «граф очень величав наружностью, в движениях его много истинного достоинства, говорит он протяжно и, как будто бы взвешивая каждое слово, но зато выражается правильно и разговор его исполнен здравомыслия».  Многие говорили о том,  что в молодые годы граф обладал привлекательной наружностью, однако в упоминаниях о нем в зрелых годах, говорилось, что кроме живых, умных глаз, других остатков прежней красоты незаметно, лицо его угревато и багрово. А.А. Чарторыйский говорил о том, что «это был сговорчивый человек, с добрым и справедливым сердцем, но немного топорный». Его ум, как и его фигура, могли поворачиваться только целиком. Он трудно соображал и не схватывал оттенки мысли, вместе с тем у него было желание разбираться в реформах и новых веяниях. Кроме того, граф был самолюбив и не хотел быть в числе стариков, не умеющих ничему учиться и ничего не забывающих. Помимо этого, граф в полной мере обладал явными чертами русского администратора – полной подчиненностью и глубокой покорностью всему, что шло свыше. Он охотно и с восторгом  говорил о классиках и цитировал отрывки, оставшиеся у него в памяти. Увлекался родной литературой. Имел дочь и двух сыновей.

2. Разумовский Алексей Кириллович

Граф, родился 12.09.1748 г. — действительный тайный советник (с 1807). Старший из 6 сыновей К.Г. Разумовского. Родился в Санкт-Петербурге. Со дня рождения записан в военную службу и в возрасте 13 лет произведен из секунд-ротмистров в ротмистры. Получил тщательное домашнее образование: для него с братьями был устроен особый «институт», в котором немецкий ученый А.Шлецер впервые ввел преподавание статистики под названием «Познание своего Отечества». Слушал лекции в Страсбургском университете. Возвратившись из-за границы, нес придворную службу: с 1769 камер-юнкер, с июля 1775 действительный камергер. В 1778 вышел в отставку и поселился в Москве. В июне 1786 произведен в тайные советники и назначен сенатором, однако в 1795 вновь вышел в отставку из-за разногласий с императрицей Екатериной II. Собрал крупнейшую в России библиотеку по естественным наукам. Будучи членом масонской ложи, примыкал к мистическому течению масонства, входил в кружок А.Поздеева. На службу вернулся по приглашению императора Александра I лишь в ноябре 1807, когда был назначен попечителем Московского университета и учебного округа, с производством в действительные тайные советники. В этой должности он провел указ об избрании ректора сроком на 3 года (вместо 1 года) и покровительствовал Обществу испытателей природы. С 1810 член Государственного совета. С апреля 1810 министр народного просвещения. В первые два года его управления открыты 72 приходские школы, 24 уездных училища, повивальный институт. В учебных заведениях было улучшено преподавание, запрещены телесные наказания. При Разумовском учреждено несколько научных обществ: Московское и Казанское общества любителей российской словесности, Московское общество истории и древностей российских; при Московском университете создана первая кафедра славянской словесности. При личном участии Разумовского в 1811 подготовлен устав Царскосельского лицея и состоялось его открытие. В качестве министра проводил русификаторскую политику в Западном крае, ввел богословие в качестве главной дисциплины в программы всех учебных заведений. Придерживаясь консервативных воззрений, выступал против М.М.Сперанского. [1]

После 1812 значительно охладел к службе и последние два года вовсе не занимался делами. В это время находился под влиянием иезуитов, главным образом известного гр. Жозефа де Местра.  По его указанию были исключены из первоначальной программы лицея греческий язык, археология, естественная история, астрономия, химия и история философских систем. Под влиянием гр. де Местра Разумовский ввел новые цензурные ограничения. В августе 1816 вышел в отставку.  В 1818 переехал на Украину,  где и скончался на 74-м году жизни, там же и похоронен.

По словам Ф.Ф.Вигеля, все сыновья гетмана гр. К.Г.Разумовского «были начинены французскою литературою, облечены в иностранные формы, почитали себя русскими Монморанси, были любезны при дворе и несносные вне его аристократы». Старший из них, гр. Алексей, был «гордости непомерной… и суров в кругу своего семейства». Человек угрюмый, раздражительный и желчный, Разумовский умел, однако, при случае блеснуть в обществе своими познаниями, колкостью ума и утонченной светскостью. От брака  с гр. Варварой Петровной Шереметевой  имел двух сыновей. Кроме законных детей, Разумовский имел 5 «воспитанников» и 5 «воспитанниц».

3. Голицын Александр Николаевич

Князь, родился 08.12.1773 — действительный тайный советник 1-го класса (с 1841). Из древнего княжеского рода. Сын отставного гвардии капитана кн. Николая Сергеевича Голицына от третьего брака. Родился в Москве. В детстве записан сержантом в лейб-гвардии Преображенский полк. Воспитывался в Санкт-Петербурге под попечительством камер-фрау императрицы Екатерины II М.С.Перекусихиной. Представленный в 1782 императрице, был зачислен в пажи. С апреля 1791 камер-паж. В марте 1794 в чине поручика начал действительную службу в лейб-гвардии Преображенском полку, а в августе того же года определен камер-юнкером при дворе великого князя Александра Павловича. В апреле 1797, в день коронации императора Павла I, пожалован в камергеры. Вызвав недовольство императора, в мае 1799 был уволен от службы. После вступления на престол императора Александра I (март 1801) возвратился в Санкт-Петербург. В сентябре 1802 назначен обер-прокурором 1-го Департамента Сената. В октябре 1803 — октябре 1817 обер-прокурор Св. синода. С октября 1803 статс-секретарь Е.И.В. Предпринял меры к усилению власти обер-прокурора; провел реформу духовных училищ, при нем основаны три новые духовные академии. С декабря 1808 тайный советник. В январе 1810 — октябре 1817 одновременно главноуправляющий иностранными исповеданиями. С января 1810 член Государственного совета, а с августа 1812 сенатор. С января 1813 президент Библейского общества; содействовал изданию и распространению книг мистического содержания. С августа 1816 и.о. министра народного просвещения. Одновременно с июля 1816 главный попечитель и непременный председатель Императорского Человеколюбивого общества.

В октябре 1817 возглавил вновь учрежденное Министерство духовных дел и народного просвещения, призванное объединить функции религиозного и светского просвещения. Проводил политику преследования религиозного скептицизма и вольномыслия, внедрял подчинение науки религии, но в то же время и широкой веротерпимости. При нем проведены чистки в Петербургском и Казанском университетах, осложнилась работа Ришельевского лицея в Одессе, усилены требования цензуры. Вместе с тем при его содействии образованы Попечительное о тюрьмах общество, Общество любителей российской словесности, приют для неизлечимо больных, попечительство о бедных. В августе-ноябре 1819 временно управлял МВД. С декабря 1823 действительный тайный советник. Склонность Голицына к мистицизму, фактическое уравнение православия с другими вероисповеданиями и умаление роли Св. синода восстановили против него высшее православное духовенство, которому  удалось добиться в мае 1824 упразднения Министерства духовных дел и народного просвещения и отставки Голицын с поста президента Библейского общества. Однако император Александр I до конца жизни сохранил прежнее расположение к Голицыну. Император Николай I относился к Голицыну как к «верному другу своего семейства». В ноябре 1819 — марте 1842 состоял главноначальствующим над Почтовым департаментом. С 1826 почетный член Петербургской Академии наук. В 1839—41 председательствовал в общем собрании Государственного совета. Получил высший чин действительного тайного советника 1-го класса (апрель 1841). Удостоен всех высших российских орденов. С марта 1842 в отставке по болезни, проживал в крымском имении.  Скончался на 71-м году жизни в имении Гаспра Ялтинского уезда Таврической губернии. Холост.

По свидетельству современников, Голицын был небольшого роста, выражение лица его было приветливое и умное. До конца жизни он не оставлял старинной, однажды усвоенной моды — носил серый фрак даже и тогда, когда фраки такого цвета совершенно вышли из употребления. Он не гонялся за внешними отличиями и суетными почестями. День его был строго распределен. Лето он обыкновенно проводил в Санкт-Петербурге на Каменном острове, занимая один из дворцовых павильонов. К восьми часам утра он был уже одет по-придворному, в шелковых чулках, башмаках и коротких панталонах, так что ему стоило только сбросить шелковый лафрок, надеть фрак и отправиться во дворец. Заниматься с ним делами было чрезвычайно приятно не только вследствие его быстрой сообразительности, но и вследствие его постоянно ровного и приветливого обхождения. От него никогда нельзя было услышать никакого неприятного слова или заметить на его лице кислую мину. Князь был известен как частный благотворитель, охотно принимавший неимущих. В светском обществе на него смотрели как на человека благочестивого, почти святого: к нему подводили детей, и он их благословлял, возложив на голову руки.

4. Шишков Александр Семенович

Адмирал с 1823г., генерал-адъютант с 1797г. Родился  09 марта 1754 года. Происходил из древнего дворянского рода, восходящего к XV в. Старшин сын Семена Никифоровича Шишкова. В 1768 году поступил в Морской кадетский корпус в Санкт-Петербурге, в 1769 году произведен в гар­демарины. В 1773—76 плавал на фрегате «Се­верный орел» из Кронштадта в Неаполь с диплома­тическими бумагами, произве­ден в лейтенанты. В 1779 г. назначен в Морской кадетский корпус для препо­давания гардемаринам морской тактики.  В  1788г. участво­вал в морском сражении у острова Гогланд, а в 1789 — при острове Эланд, за что произведен в капитаны 2-го ранга. В 1790 состоял флаг-офицером при адмирале П.В. Чичагове, отличился при Вы­боргском сражении и был награжден Золотой шпа­гой. С 1790 г. служил в Санкт-Петербурге, состоял правителем кан­целярии по морской части. Хорошо владел фран­цузским, немецким, итальянским и английским языками. В 1795 г. составил «Трехязычный морской словарь» на английском, французском и русском языках.

В ноябре 1796, по вступлении на престол имп. Павла I произведен в капитаны 1-го ранга и по­лучил от императора 250 душ крестьян в Кашинс­ком уезде Тверской губернии. В декабре 1797 г. избран в члены Российской Академии. В мар­те 1803 назначен членом Лесного департамента Адмиралтейств-коллегии, в 1805 – чле­н Морского ученого комитета.

В первые голы царствования имп. Александра I, Шишков, углубился в изучение церковнославянского языка. В своих литературных и филологических  трудах  тесно увязывал научные вопросы с политическими. Вся научная деятельность Шишкова была направлена к оп­ровержению «неосновательной мысли, что сла­вянский и русский языки различны между собою» и противодействию «неисцелимой и лишающей рассудка страсти» выдумывать и ковать новые слова «на скудном основании французского языка». Суть своих взглядов Шишков изложил и «Рассуждении о старом и новом слоге российского языка» (1803г.). По инициативе Шишкова начались част­ные собрания литераторов под именем «Бе­седы любителей русского слова». В 1811 г. Шишков составил свое «Рассужде­ние о любви к отечеству»», в котором говорил о недостатках чисто русского воспитания.

В апреле 1812 назначен государственным секретарем. Весной 1812 сопровождал императора при его поездке в Виль­но. В ходе Оте­чественной войны составлял вес патриотические манифесты, рескрипты, прикати. Находился в сражениях 1813г. под Люценом, Бауценом, Дрезденом, Кульмом и Лейпцигом, а также в кампании 1814 г. В 1800 г. был избран почетным членом Петербургской Академии наук, в 1814 году назначен членом Государственного совета. В 1813-1814гг. состоял президентом Российской Академии. В Государственном совете представил проект нового устройства цензуры, критиковал проект Гражданского уложения, составленный М.М.Сперанским, защищал крепостное право.

В мае 1824 назначен министром народного просвещения и главноуправляющим делами иностранных исповеданий. При вступлении в должность заявил, что необходимо оберегать юношество от «лжемудрых умствований», «обучать грамоте весь народ или не соразмерное числу оного количество людей принесло бы более вреда, чем пользы».[2] Проводил в жизнь идею сословного образования, воплощенную в «Уставе гимназий и училищ уездных и приходских» (1828). При Шишкове была усилена цензура; преследовались библейские общества за распространение «карбонарских и революционных книг», в число которых попал даже катехизис за то, что в нем тексты Св. Писания были приведены по-русски. Император Николая I утвердил составленный им крайне консервативный цензурный устав и назначил Шишкова членом Верховного суда над декабристами. В апреле 1828 уволен в отставку.  Скончался в Санкт-Петербурге в возрасте 87 лет.

По свидетельству кн. П.В.Долгорукова, «Александр Семёнович Шишков был человеком благородного характера и замечательного бескорыстия. Добрый душой, но вспыльчивый, чрезвычайно упрямый в своих мнениях, тем более упрямый, что ум его был весьма ограниченный… Трудолюбивый, но совершенно бездарный и вместе с тем крайне самолюбивый, он с досадой взирал на литературные успехи нового поколения. Аракчееву нравились в Шишкове бескорыстие, угловатость и резкость в обхождении, наконец, безотчетная и тупая ненависть его ко всему чужеземному…». В частной жизни отличался добродушием и приветливостью.

5. Ливен Карл Андреевич (Карл-Христофор)

Светлейший князь, родился 01.02.1767., генерал от инфантерии (с 1827). Из древнего дворянского рода. Старший из четырех сыновей генерал-майора барона Отто-Генриха-Андреаса (Андрея Романовича) фон Ливена. Получил домашнее образование. По желанию матери рано поступил на военную службу и принял участие в русско-шведской войне 1788—90. В 1791 состоял адъютантом при штабе светлейшего князя Г.А.Потёмкина. В 1794 участвовал в боевых действиях в Польше. В 1797 произведен в генерал-майоры. С 1799 генерал-лейтенант, командир лейб-гвардии Преображенского полка. В 1800—01 Архангельский военный губернатор, шеф гвардейского полка его имени. В 1801—17 находился в отставке, проживал в основном в своем имении Сентен в Курляндии, занимаясь сельским хозяйством и благотворительностью. В 1817—26 попечитель Дерптского учебного округа. При нем Дерптский институт получил новый устав и обогатился приобретением ценных естественно-исторических коллекций; были открыты медицинский институт, педагогическо-филологическая и богословская семинарии; на различные кафедры университета были приглашены крупные ученые, организован ряд важных научных экспедиций; значительно увеличен контингент студентов университета. В 1826 назначен членом Государственного совета. В апреле 1828 — марте 1833 министр народного просвещения. В качестве министра не внес ничего нового в систему управления народным образованием. После отставки проживал в своем имении в Курляндии, где и скончался на 78-м году жизни.

Современники считали Ливена человеком добрым, обходительным и мягким в общении, но вспыльчивым, умевшим распознавать людей и находить себе в них помощников, обладавшим твердостью в достижении намеченных целей, ценившим науки и просвещение. От брака с Екатериной Владимировной Ребиндер  оставил 4-х сыновей.

6. Уваров Сергей Семенович

Граф, родился 25.08.1786 года в Санкт-Петербурге. Императрица Екатерина II была его крестной матерью. Происходил из старинного дворянского рода. Являлся сыном вице-полковника лейб-Гренадерского полка Семена Федоровича Уварова. В 1801 Уваров начал службу в Коллегии иностранных дел, в 1803 году пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора, в 1805-1809 состоял при российском посольстве в Вене. Был знаком с многими представителями литературы и науки, среди которых Гете, Гумбольты, мадам де Сталь[3], также опубликовал ряд работ по древнегреческой литературе и ареологии.

Общение с видными представителями учёно­го и литературного мира развивало широту интеллектуальных интересов, любовь к античным древностям, которые он стал коллекционировать, утончённый эс­тетический вкус, стремление к постоянному самообразованию. Именно в эти годы формируются и его политические взгляды – сторонника просвещённого абсолютизма.[4] Брак с дочерью А.К.Разумовского принес Уварову значительное состояние. В 1811-1822 гг. Уваров являлся попечителем Петербургского учебного округа, с января 1818 года назначен президентом Петербургской Академии наук. При Уварове была основана Пулковская обсерватория. В 1810-х – начале 1820-х гг. был одним из инициаторов создания литературного общества «Арзамас».

Важным орудием просвещения народа Уваров считал историю: «В народном воспитании преподавание Истории есть дело государственное… История… образует граждан, умеющих чтить обязанности и права свои, судей, знающих цену правосудия, воинов, умирающих для Отечества, опытных вельмож, добрых и твёрдых Царей» [5]. В другом своём выступлении он отметил: «Все великие истины содержатся в истории. Она верховное судилище народов и царей. Горе тем, кто не последует её наставлениям!».

В 1822 году перешел в ведомство Министерства финансов. В августе 1826 года назначен сенатором, в 1832 году товарищем министра, а с  марта 1833 г. по октябрь 1849 г. являлся управляющим министерством, а затем был назначен министром народного просвещения.

С именем Уварова связано оформление теории официальной народности. В своей деятельности он придерживался сословных начал, отдавая привилегии дворянству. При нем произошло резкое усиление цензуры, крестьянский вопрос был закрыт для литературы. Правительственная опека над университетами была усилена с введением Устава 1835 г. Уваров заботился о «водворении русского просвещения». Министр ценил в профессорах, прежде всего «чувство русское и непорочность мнений». При Уварове был основан университет в Киеве и ряд других учебных заведений. Его деятельность способствовала началу реального образования и возобновлению командирования молодых ученых за границу. Говоря о своих планах и тревоге, С. С. Уваров отмечал: «Мы, то есть люди девятнадцатого века, в затруднительном положении: мы живём среди бурь и волнений политических. Народы изменяют свой быт, обновляются, волнуются, идут вперёд. Никто здесь не может предписывать своих законов. Но Россия ещё юна, девственна и не должна вкусить, по крайней мере теперь ещё, сих кровавых тревог. Надобно продлить её юность и тем временем воспитать её. Вот моя полити­ческая система… Если мне удастся отодвинуть Россию на пятьдесят лет от того, что готовят ей теории, то я исполню мой долг и умру спокойно». [6]

Уваров первым стал публиковать годичные отчеты по управлению министерством. В июле 1846 году возведен в графское достоинство. Удостоен всех высших российских орденов. Вышел в отставку в связи с тяжелой болезнью. Скончался в возрасте 69 лет в Москве.

По свидетельству историка Соловьева С.М. Уваров являлся человеком с блестящими дарованиями. По этим дарованиям, по образованности и либеральному образу мыслей он был способен занять место министра народного просвещения, президента Академии наук. При этом, в этом человеке сердечные способности нисколько не соответствовали умственным. Говорили о том, что Уваров не имел в себе ничего истинно аристократического, а напротив, это был лакей, получивший порядочные манеры в доме Александра I. Он не щадил никаких средств, никакой лести чтобы угодить императору Николаю. Люди, приближенные к нему, признавались, что не было никакой низости, которой он не был в состоянии сделать. Он был замаран грязными поступками. Угодливость и искательство Уварова не знали пределов. Даже А. И. Герцен, не пи­тавший особого уважения к С. С. Уварову, отмечал, что «он удивлял нас своим многоязычием и разнообразием всякой всячины, которую знал; настоящий сиделец за прилавком просвещения». Что касается личных ка­честв, то, как свидетельствовали современники, «нравс­твенная сторона его характера не соответствовала его умственному развитию» [7]. При разговоре с этим че­ловеком, «разговоре очень часто блестяще-умном, пора­жали, однако, крайнее самолюбие и тщеславие; только и ждёшь – вот скажет, что при сотворении мира Бог сове­товался с ним насчёт плана»[8] . Тургенев А.И. писал о том, что «он всех кормилиц у Канкрина знает и дает детям кашку». Князь Долгоруков П.В. отмечал, что Уваров является тонким и ловким царедворцем, и что он очень дорожил своим значением при дворе. При этом его честолюбие царедворца не подавляло в нем либеральных чувств, ознаменовавших его юность.

Его реформы касались всех сторон созданной им государс­твенной образовательно-воспитательной системы: но­вая организация управления учебными округами; ог­раничение университетской автономии; утверждение классицизма как основы общего образования и одно­временно – развитие специального образования; бо­лее строгое сословное разграничение разных ступеней школы; подчинение частных учебных заведений и до­машнего образования правительственному контролю; увеличение финансирования научных учреждений. Види­мо, не без влияния С. С. Уварова сложилась доктрина славянофилов.

7. Ширинский-Шихматов Платон Александрович

Князь. Родился 15.11.1790 года в Смоленской губернии. С 1845 года являлся тайным советником. Происходил из старинного княжеского рода, татарского происхождения, сын князя А.П. Ширинского-Шихматова. Семья его отличалась набожностью, родители с детства приучали детей принимать участие в церковных службах. Ширинский-Шихматов окончил Морской кадетский корпус в Санкт-Петрербурге, В 1807 году был произведен в мичманы, в течение 1807-18012 года плавал на судах Балтийского флота.  В 18012-1814 гг. принимал участие в войнах. Вышел в отставку в 1816 году в чине капитан-лейтенанта. В 1820 году поступил на службу в Военное министерство на должность начальника 2-го отделения Инженерного департамента. С 1827 года занимал должность члена комитета об устройстве учебных заведений, затем председателя Комитета иностранной цензуры, в 1833 – 1844 гг. директора департамента. В 1836-1850 гг. являлся председателем Археографической комиссии. Его деятельность на этом посту оценивалась критически. По словам известного археографа Строева П.М., «как бюрократ, он не способен понимать интересов музыки, ученые затруднения разрешал самовластием. Он приучил археографическую комиссию работать с плеча, лишь бы поспевало к сроку другодичных наград».

Был известен как писатель, автор многих исторических, филологических и поэтических сочинений религиозно-нравственного и патриотического характера. Принимал активное участие в составлении «Словаря церковно-славянского и русского языков» и «Опыта областного Великорусского словаря». В 1837 году был избран почетным членом Петербургской Академии наук. Писал похвальные слова высочайшим особам.[9] В 1842 году назначен товарищем министра, в октябре 1849г. –управляющий министерством, а в мае 1850 года – министром народного просвещения. В качестве министра последовательно осуществлял идею сословности образования. При нем были воспрещены поездки за границу с научной целью, запрещен прием в университеты лиц недворянского происхождения. Профессора получили распоряжение доставлять лекции в Публичную библиотеку за своей росписью, светским профессорам было запрещено преподавать философию. Профессорам богословия поручено чтение логики и психологии, подвергнуты гонению передовые профессора и студенты. Главной заботой министра являлось превращение Закона Божьего в основу всякого полезного учения.  Греческий язык в гимназиях был заменен естественной историей и законоведением. За свою службу был удостоен рада высших российских орденов. Скончался в возрасте 62 лет в Санкт-Петербурге.

Деятельность Шихматов-Ширинского достаточно отрицательно оценивается многими современниками. Его считали человеком неумным и малообразованным. Баварский посланник Де-Брэ высказывался о его ничтожном научном значении, чрезвычайно поверхностном образовании, и взглядах рутинера. Говорили о том,  что князь мало подходит занимаемому им посту, при этом его считали честным человеком, но весьма посредственным министром.  Историк Соловьев С.М. считал его человеком ограниченным, без образования, бездарным писателем. Ширинский славился своим благочестием и набожностью. Он был исполнен страха перед богом, перед архиереями. Особенно был исполнен страха перед дьяволом до того, что обкладывал себя дровами, чтобы не стать добычей домового. По словам академика Никитенко А.В. он был добр, и по природе и по убеждению христианин, справедлив, прост и добродушен.

8. Норов Авраам Сергеевич

Родился 22.10.1795, – действительный тайный советник (с 1856). Из старинного дворянского рода, известного с XV в. Второй сын Сергея Александровича Норова. Родился в с. Ключи Балашовского уезда Саратовской губ. Воспитывался дома, а затем учился в Благородном пансионе при Московском университете. В 1810 поступил юнкером в гвардейскую артиллерию, в 1811 получил чин прапорщика. В Бородинской битве 26 августа 1812, будучи прапорщиком 2-й легкой роты гвардейской артиллерии, командовал двумя орудиями, защищавшими Семеновские (Багратионовы) флеши; был тяжело ранен ядром в ногу, ему ампутировали ступню. За боевые отличия награжден орденом Св. Владимира 4-й степ. с бантом. Став в 17 лет инвалидом, продолжал военную службу до 1823, когда вышел в отставку в чине полковника гвардейской артиллерии. С 1827 чиновник МВД. В 1832 получил чин действительного статского советника. В октябре-ноябре 1835 возглавлял комиссию по расследованию правонарушений раскольников в г.Ржеве. В 1839—40 правитель канцелярии Комиссии по принятию прошений на Высочайшее имя. В августе 1849 назначен сенатором. Одновременно со службой занимался литературной деятельностью, был известен как писатель и переводчик. Совершил несколько путешествий по Европе,  свои впечатления и наблюдения изложил в сочинениях «Путешествие по Сицилии», «По святым местам» и др. Страстный библиофил, был близок со многими литераторами. В ноябре 1841 избран почетным членом Петербургской Академии наук, а в ноябре 1851 — ординарным академиком Петербургской Академии наук по отделению русского языка и словесности. С февраля 1850 товарищ министра, с апреля 1853 управляющий министерством, а с апреля 1854 по март 1858 министр народного просвещения.

При нем увеличен прием студентов в университеты, введена заграничная стажировка для соискателей на профессорскую кафедру, в университетах расширена программа обучения классическим (древним) языкам. В то же время Норов показал себя весьма посредственным администратором, проявлявшим крайнее малодушие и несамостоятельность, подчинявшимся господствовавшим в правительственных кругах узкоохранительным тенденциям. Состоял также председателем Археографической комиссии, членом Императорского Русского географического общества. После отставки с поста министра заседал в Государственном совете, членом которого состоял с 1854. Награжден рядом высших российских орденов. Скончался в Санкт-Петербурге на 74-м году жизни.

Норов был человеком широко образованным, знал французский, английский, немецкий, итальянский, испанский, латинский, греческий, древнееврейский языки. Современники в целом единодушны в характеристике Норова: «прекрасное, симпатичное лицо с грустным оттенком, добродушная приветливость, отсутствие всего казарменного и департаментского — вот черты, которые приятно поражали в Норове,— писал историк С.М.Соловьев,— но с первых же слов поразило меня в Норове и неумение избежать крайностей, характеризующее всех наших господ, наверху стоящих, и в Норове по мягкости его натуры видное более, чем в ком-либо». «Человек добрый, благородный, неглупый,— писал в дневнике бар. М.А.Корф,— хотя с примесью некоторой наивности, очень хорошо владеющий пером, но едва ли деловой». По свидетельству кн. П.В.Долгорукова, Норов «человек вполне благонамеренный и высокой честности, сам ученый и писатель; но две причины мешали ему быть министром не только хорошим, но даже и сносным: во-первых, чрезмерная, баснословная рассеянность, доводившая его до того, что он постоянно забывал и путал дела, и, во-вторых, чрезвычайная слабость характера, слишком доброго и слишком мягкого… Авраам Сергеевич человек ученый: он подробно знает, день за день, что делали в древности Перикл и Цицерон, но никогда не знал, что следует делать в Петербурге русскому министру народного просвещения».[10] Женат на Варваре Егоровне Паниной, дочери флота капитан-лейтенанта Е.А.Панина. Их дети умерли в младенчестве.

9. Ковалевский Евграф Петрович

Родился 10.12.1790 — действительный тайный советник (с 1859). Из дворян Харьковской губ. Сын полковника Петра Ивановича Ковалевского. Образование получил в Горном кадетском корпусе в Санкт-Петербурге, по окончании которого с 1810 служил на Луганском литейном заводе; занимался геологическими исследованиями на Северском Донце. С 1818 состоял в комиссии для ревизии уральских горных заводов. С 1821 заведовал чертежной мастерской, с 1822 одновременно управлял монетным отделом Департамента горных и соляных дел. Входил в состав ряда комитетов, в том числе по устройству горных заводов, для постройки Александровского литейного завода в Санкт-Петербурге, по изданию «Горного журнала». С мая 1825 и.о. директора Департамента горных и соляных дел, с апреля 1826 командир Горного корпуса. В мае 1830 — ноябре 1835 Томский гражданский губернатор и главный начальник Колывано-Воскресенских горных заводов на Алтае. В 1836 временно управляющий Горным департаментом и начальник штаба Горного корпуса. В январе 1843 получил чин тайного советника и назначен сенатором; с января 1856 первоприсутствующий в 1-м отделении 5-го Департамента Сената. С апреля 1856 попечитель Московского учебного округа, предоставил Московскому университету значительную автономию во внутренних делах. С декабря 1856 почетный член Петербургской Академии наук. С июля 1857 вице-президент Московского общества истории и древностей российских. В 1858 назначен членом Государственного совета. В марте 1858 — июне 1861 министр народного просвещения. В апреле 1859 произведен в действительные тайные советники.

Ковалевский был первым министром народного просвещения, назначенным императором Александром II. Ковалевский первый поднял вопрос о всеобщем начальном образовании, открыл новые воскресные школы, учредил курсы при университетах для подготовки учителей средних учебных заведений. С 1857 г. начались подготовительные работы по проведению реформы высшего образования. Он предлагал принимать в вузы молодых людей не моложе 16 лет; подвергать приемным испытаниям всех желающих стать студентами, в том числе и вы­пускников гимназий; установить уголовную ответственность долж­ностных лиц средних и высших учебных заведений за послабления при выпускных и вступительных испытаниях.[11] Под руководством Ковалевского составлен проект нового цензурного устава, обнародован проект устава низших и средних учебных заведений, преобразовано Главное управление цензуры. Проявляя гуманное отношение к студенческим беспорядкам, Ковалевский подвергался критике в правительственных кругах за неспособность их прекратить.

Ковалевского отличало «какое-то трезвое спокойствие и при­сутствие духа даже в самую смутную пору»[12], когда в конце 1850 — начале 1860-х гг. министерство просвещения вынужденно стало одним из самых ключевых поли­тических звеньев в системе государственного управления, выпол­няя в том числе функции репрессивного контроля над журналисти­кой и литературой. Ковалевский понимал пагубность такого уст­ройства и, тяготясь обязанностями, нередко оказывал содействие или предупреждал о грозящих переменах издателей. Ковалевский склонен был оправдывать студентов, ссылаясь на молодость и впечатлительность их, на влияние общества. Но современники обвиняли самого министра в бесхарактерности. Никитенко отзывается о нем, что это — тот же Норов по своей нерешитель­ности. Он говорит про Ковалевского: «человек не довольно сильной воли и не довольно по настоящим временам смелого и обширного ума»[13].

После отставки с поста министра в июне 1861 заседал в Департаменте государственной экономии Государственного совета. Он высказывался за необходимость самостоятельности земств и городов в деле начального образования и категорически восставал против классической системы образования, которую вводил его преемник гр. Д.А.Толстой. С 1862 президент Вольного экономического общества. Удостоен всех высших российских орденов. Скончался в Санкт-Петербурге на 77-м году жизни. По свидетельству кн. П.В.Долгорукова, «Евграф Петрович Ковалевский, человек умный, ученый и учености серьезной и дельной, во всю жизнь свою отличавшийся стремлением к просвещению, с понятиями либеральными, разумными, к тому же человек истинно добрый. К сожалению, в нем совершенный недостаток энергии…».

10. Путятин Евфимий Васильевич

Граф, родился 08.11.1803 — адмирал (с 1858), генерал-адъютант (с 1849). Из старинного дворянского рода, восходящего к XVI в. Старший сын капитан-лейтенанта Василия Евфимовича Путятина. Образование получил в Морском кадетском корпусе, по окончании которого в 1822 произведен в мичманы. В 1822—25 на фрегате «Крейсер» под командованием М.П.Лазарева совершил кругосветное плавание к северо-западным берегам Америки. Служил на Балтике и кораблях Средиземноморской эскадры; в 1827 на корабле «Азов» участвовал в Наваринском морском сражении. В 1828 произведен в лейтенанты.  С 1832 на Черноморском флоте, состоял офицером для особых поручений при вице-адмирале М.П.Лазареве, принимал участие в гидрографических работах и описи пролива Дарданеллы. С 1834 капитан-лейтенант, с 1838 капитан 2-го ранга.  В 1838—39 командовал фрегатом, был ранен. С 1839 капитан 1-го ранга. В 1841 командирован в Англию для заказа пароходов для Черноморского флота. В августе 1842 произведен в контр-адмиралы. В 1842—44 председатель комитета по составлению положения о судостроении. В 1847—49 находился на Черном и Каспийском морях, на Кавказе, в Англии, Турции и Египте. В апреле 1851 получил чин вице-адмирала. Благодаря дипломатическим способностям Путятина в 1855 был заключен первый русско-японский договор, взаимовыгодный для обоих государств. В декабре 1855 возведен в графское Российской Империи достоинство. В 1855—56 начальник штаба Кронштадтского военного губернатора. В 1856—57 российский военно-морской агент (атташе) в Лондоне и Париже. В 1857—58 вновь возглавлял дипломатическую миссию на Дальнем Востоке, заключил Тяньцзиньский трактат с Китаем, по которому русские получили право свободного посещения внутренних провинций Китая и китайских портов, и новый договор с Японией. В августе 1858 произведен в адмиралы. В 1858—61 вновь военно-морской агент в Лондоне. В июне 1861 назначен министром народного просвещения.

По словам П.А.Валуева, «поводом к выбору гр. Путятина было состояние наших учебных заведений и в особенности университетов, где более и более ослаблялась дисциплина и распространялись социалистические и материалистические учения. Путятин был известен за человека набожного, даже склонного к религиозному ригоризму, и слыл человеком с твердым характером и железной волей. Вся его внешность имела аскетический оттенок… Всматриваясь в резкие, бледные, почти изможденные черты лица гр. Путятина, замечая неподвижность выражения этого лица и припоминая рассказы о твердости и сосредоточенности в самом себе, обнаруженных им во время его экспедиции в Японию, я думал, что Министерство народного просвещения передается в сильные и даже жесткие руки. Путятин в генерал-адъютантском мундире как-то и почему-то напоминал мне латинских кардиналов времен Филиппа II, и я, конечно, не предугадывал, что не далее как через три месяца при первой вспышке беспорядков в Санкт-Петербургском университете этот непреклонный аскет, кардинал, адмирал и генерал-адъютант окажется нерешительным, ненаходчивым, нестойким, одним словом — несостоятельным в кругу тех обязанностей, которые были на его возложены».[14]

«Умный, образованный, положительный, практический, твер­дый и в полном значении слова христианин», — писал про него граф А.П. Толстой. «Не одаренный от природы блестящими способ­ностями, он был закаленным слугою долга», — пишет о. Базаров. Как моряк, он известен был своей неумолимой строгостью, дохо­дившей даже до жестокости, хотя жестоким по природе он не был. «Как семьянин, он был любящим отцом, как христианин — самый смиренный исполнитель предписаний церкви». До назначения ми­нистром Путятин находился в Лондоне в качестве поверенного по делам морского ведомства. Женатый на англичанке, он многому симпатизировал в английских учреждениях, но не либеральным законам, а той строгой и даже суровой дисциплине, которая царила в английском строе; он сочувствовал замкнутости и дисциплине английских университетов и впоследствии своего сына поместил в Оксфордский университет. Когда оставлена была мысль об уст­ройстве наших университетов по образцу французских или гер­манских, выдвинулся Путятин, как сторонник английских университетов с их строгой дисциплиной и нравственной опекой над уча­щимися.[15]

Назначение Путятина на пост министра оказалось крайне неудачным. Он попытался крутыми мерами подавить начавшееся брожение среди университетской молодежи. Путятин, человек прямодушный, обращался с профессорами и студентами, как с командой на военном корабле, что обострило недовольство и вызвало ряд демонстраций в Санкт-Петербурге, Москве и других университетских центрах. Через 5 месяцев после назначения, в декабре 1861, он был уволен в отставку с назначением членом Государственного совета. В 1883 в  Путятин скончался в Париже на 80-м году жизни; похоронен в Киево-Печерской лавре. Именем Путятина названы мыс и остров в Японском море, мыс в бухте Провидения. Имел 6 детей.

11. Головнин Александр Васильевич

Родился 25.03.1821 — действительный тайный советник (с 1879). Из старинной дворянской фамилии Рязанской губернии. Сын Василия Михайловича Головнина. Получив отличное домашнее образование, в 1834 поступил в 1-ю Петербургскую гимназию, а в 1835 переведен в Царскосельский лицей. В 1840—43 служил в Собственной канцелярии ведомства императрицы Марии по управлению учебными и благотворительными заведениями. В 1843—48 секретарь Особенной канцелярии МВД. В 1845 избран секретарем Русского географического общества. В ноябре 1848 — феврале 1851 чиновник особых поручений при начальнике Главного Морского штаба генерал-адъютанте светл. кн. А.С.Меншикове. В 1850 назначен для работы в Комитете пересмотра морских уставов. Широко и разносторонне образованный, близкий друг Н.А.Милютина, К.Д.Кавелина, Ю.Ф.Самарина, Головнин зарекомендовал себя горячим и искренним поборником просветительных идей. С 1854 в звании камергера состоял при дворе великого князя Константина Николаевича; фактический руководитель «Морского сборника». В качестве секретаря вел всю деловую переписку вел. князя, в период подготовки крестьянской реформы 1861, оказывал влияние на подготовку и ход преобразований. С 1859 являлся членом Главного правления училищ при Министерстве народного просвещения. С 1861 почетный член Петербургской Академии наук. С декабря 1861 управляющий министерством, а с декабря 1862 по апрель 1866 министр народного просвещения.

Крупный государственный деятель, Головнин высоко поднял значение Министерства народного просвещения. Деятельность Головнина представляет собой одну из самых светлых страниц в истории русского просвещения. При нем вдвое возросли бюджетные ассигнования на образование; разработан либеральный университетский устав 1863, восстановивший автономию университетов; в 1864 изданы новый гимназический устав, утвердивший принципы всесословной школы, и Положение о народных школах. Во многих городах открыты гимназии и прогимназии, частью вновь учрежденные, частью преобразованные из бывших уездных училищ. По инициативе Головнина министерство было освобождено от цензурных функций; Головнин принял активное участие в выработке Временных правил о печати. Головнин считал, что это позволит избежать социальных потрясений и укрепить государственную стабильность. После отставки с поста министра заседал в Государственном совете, членом которого состоял с 1862. Удостоен ряда высших российских орденов. Скончался в Санкт-Петербурге на 66-м году жизни.

По свидетельству кн. П.В.Долгорукова, «это человек редкого ума, он очень начитан и продолжает с усердием читать; он очень искусный администратор, в высшей степени трудолюбивый и деятельный, отлично знающий цену времени и поэтому успевающий все делать, к тому же обладающий уменьем заниматься сразу несколькими делами. Он отличается высокой честностью. Тонкий и хитрый, он скрывает при дворе свою тонкость под маской благодушия и полнейшей простоты; глубокий знаток человеческого сердца, никто как он не знает, к каким сердечным струнам следует обращаться, какие пружины надо нажать; он поразительно умеет влиять на людей, руководить ими, направлять их». А.В.Никитенко после первой встречи с Головниным в 1862 записал в дневнике: «Сух, холоден, умен, изворотлив»; но тут же добавляет: «На первый раз достоинства министра выразились в быстроте, с какой он вел и, кажется, намерен вести заседания. Прежде три четверти времени уходило на болтовню и пустые словопрения. Теперь же читается бумага, приводится справка и если все мнения согласны, то и делу конец; если же не согласны, то собираются голоса». По свидетельству А.А.Половцова, «это был совершенно искренний, вполне честный человек, исполненный наилучших, благороднейших стремлений, но отнюдь не обладавший тою необыкновенною проницательностью, дальновидностью, изворотливостью, которые приписывались ему его врагами… Сношения с ним были весьма приятны; он интересовался всем истинно человеческим без особенного педантизма в ту или другую сторону; он любил человеческое общение без задних эгоистических целей, и из разговоров с ним выносилось доброе, человеческое чувство с прибавкою разносторонних сведений…». А.Ф.Кони писал, что у каждого, кто встречался с Головниным в последние годы его жизни, возникает воспоминание об «аккуратном, очень сутуловатом старичке небольшого роста, который умел соединять утонченную, чрезвычайно редкую и даже вовсе забытую в наше время вежливость с твердостью взглядов и математической точностью выражений. Старый лицеист начала сороковых годов предстанет перед ним со своими приветливыми приемами светского человека, сквозь которые всегда проглядывали и редкое по своей многосторонней солидности образование, и глубина взглядов, дававшая чувствовать биение теплого сердца, не умевшего стареть и успокаиваться в сознании своего личного довольства и почета».

12. Толстой Дмитрий Андреевич

Граф, родился 02.03.1823 — действительный тайный советник (с 1872). Из древнего дворянского рода. Прямой потомок сподвижника Петра Великого П.А.Толстого. Старший сын штабс-капитана гр. Андрея Степановича Толстого. Образование получил в Императорском Александровском лицее. С 1843 служил в канцелярии ведомства Императрицы Марии. В 1847—53 состоял при Департаменте духовных дел иностранных исповеданий МВД. В 1853—60 директор канцелярии Морского министерства; принимал участие в составлении хозяйственного устава министерства и нового положения об управлении морским ведомством. С 1856 действительный статский советник, с 1858 камергер, с 1859 в должности гофмейстера, с 1861 гофмейстер Высочайшего Двора. В 1861 и.д. директора Департамента народного просвещения Министерства народного просвещения. С декабря 1861 сенатор. В 1865—80 обер-прокурор  Св. синода, совмещая этот пост с апреля 1866 по апрель 1880 с должностью министра народного просвещения. Провел реформу среднего образования (1871) на основе сословного принципа: низшая школа — «для народа», реальные училища — для буржуазии, унты — для дворянства. В гимназиях было значительно расширено преподавание древних языков (латинского и греческого), причем только воспитанники классических гимназий получили право поступать в университеты. В 1872 издано положение о городских училищах, в 1874 — положение о начальных училищах, для надзора за которыми еще в 1869 учреждены должности инспекторов народных училищ. При Толстом был открыт ряд новых высших учебных заведений: Историко-филологический институт в Санкт-Петербурге, Варшавский университет и др. В духовном ведомстве Толстой также провел преобразование учебных заведений. После отставки, с 1880 заседал в Государственном совете, членом которого состоял с 1866. Будучи с декабря 1866 почетным членом Петербургской Академии наук, с апреля 1882 и до конца жизни состоял ее президентом.[16] В мае 1882 назначен министром внутренних дел и шефом Отдельного корпуса жандармов и оставался на этом посту до кончины. Считался одним из главных инициаторов контрреформ 1880-х гг. За службу удостоен всех высших российских орденов. Скончался в Санкт-Петербурге в возрасте 66 лет.

Личность и деятельность Толстого, крупнейшего сановника царствования императора Александра II и Александра III, в последние годы жизни фактически первого министра, многими современниками оценивались отрицательно. Гр. С.Ю.Витте писал: «Это был человек незаурядный, человек с волей и образованием, человек в известном смысле честный; во всяком случае это была крупная личность. Всех его воззрений я не разделял. Граф Толстой был крайний правый… Многое, что он сделал, когда был министром народного просвещения, а потом, когда был министром внутренних дел, подлежит порицанию… В конце концов, несмотря на то, что граф Толстой был, несомненно, крупной личностью, он своей деятельностью… принес гораздо больше вреда, нежели пользы». По свидетельству сенатора Е.М.Феоктистова, «граф Дмитрий Андреевич обладал непреодолимой страстью к научным занятиям; это был большой любитель книг, и библиотека его, для которой он построил особое здание в своей деревне Маково, может быть поставлена наряду с лучшими и обширнейшими библиотеками частных лиц; нельзя было доставить ему большего удовольствия, как указать на какое-либо редкое сочинение,— он тотчас же спешил его приобрести. Даже в последние годы своей жизни он пользовался редкими досугами от службы для исследований, относившихся исключительно к царствованию Екатерины II, работал всегда по источникам — и очень добросовестно». «Человек не глупый, с твердым характером, но бюрократ до мозга костей, узкий и упорный… при этом лишенный всех нравственных побуждений, лживый, алчный, злой, мстительный, коварный, готовый на все для достижения личных целей, вместе доводящий раболепство до тех крайних пределов, которые обыкновенно нравятся царям, но во всех порядочных людях возбуждают омерзение»,— отмечал Б.Н.Чичерин. По свидетельству статс-секретаря А.А.Половцова, Толстой «был таким человеком, что никогда, даже в лета молодости, не возбуждал ни в ком сочувствия, симпатии, человеческого чувства. Это был человек жесткий, самолюбивый, холодный, весьма дюжинного ума и чрезвычайного упрямства, которое вследствие ничтожества современников Толстого с успехом заменяло в нем твердость характера. Это был типичный петербургский чиновник с некоторым лоском исторического образования… Первоначальной своей карьерой Толстой обязан был своему дяде гр. Дмитрию Николаевичу Толстому… На старости лет он глупо женился и тем лишил племянника родового своего имения с. Толстые. Такой черствый характер и посредственный ум отразились на всей его деятельности и сделали для России весьма горестные плоды этой деятельности».

Педантичность была характерной чертой Д. А. Толстого, еще в юности отличавшегося организованностью и дисциплинированным умом, но часто за формой забывавшего о содержании. Эта особенность его мышления отразилась и на его политических взглядах: все свои силы он направлял на то, чтобы удержать в рамках традиционного общества неизбежный процесс модернизации, не признавая его необходимости и неизбежности для России.[17] Имел двух детей.

13. Сабуров Андрей Александрович

Родился 05.08.1837 – действительный тайный советник. Из древнего дворянского рода. Сын члена Северного общества декабристов Александра Ивановича Сабурова. Образование получил в Императорском Александровском лицее, по окончании которого в декабре 1837 начал службу в канцелярии Комитета министров, а в 1859 перешел в Министерство юстиции. В 1861 пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора. В 1863—64 директор попечительного комитета о тюрьмах. С 1866 обер-секретарь Уголовного кассационного департамента Сената, а затем товарищ председателя Санкт-Петербургского окружного суда. Во многом способствовал правильному развитию судебной практики. Его резюме, обращенные к присяжным, считались образцовыми. По свидетельству сенатора А.Ф.Кони, «для него не было важных и неважных, рядовых и показных дел; с его точки зрения, всякое дело, разбиравшееся в суде, было важным для судьбы подсудимого и для интересов правосудия. Это придавало ведению им судебного заседания особое, внушительное достоинство; чувствовался во всем проникнутый высоким понятием о своих обязанностях хозяин дела». С 1869 одновременно состоял членом комиссии при Св. синоде о преобразовании суда в духовном ведомстве. С 1870 товарищ обер-прокурора Уголовного кассационного департамента Сената, с 1872 вице-директор Департамента Министерства юстиции, действительный статский советник. В 1875—80 попечитель Дерптского учебного округа. При нем было открыто много немецких и русских школ, возросла численность учащихся в низших и средних учебных заведениях. С апреля 1880 по март 1881 управлял Министерством народного просвещения. В связи с его назначением военный министр гр. Д.А.Милютин записал в дневнике: «А.А.Сабуров — хороший, доброжелательный и честный человек; но он не в силах будет долго удержаться на своем посту». Гр. Д.А.Милютин отмечал слабость характера Сабурова, его простодушие. Под влиянием студенческих волнений он начал готовить проекты некоторого смягчения правительственной политики по отношению к студентам. Предусматривалось разрешить устраивать в университетах кассы взаимопомощи, столовые, научные кружки и т.д., а также созывать сходки для обсуждения вопросов студенческой жизни. Сабуров стремился к созданию тесной взаимосвязи между земством и Министерством народного просвещения, с одной стороны, и между семьей и школой — с другой. В апреле 1881, после отставки с поста министра, назначен сенатором; с 1886 заседал в Гражданском кассационном департаменте Сената. В июле 1899 назначен членом Государственного совета. Состоял почетным членом Петербургской Академии наук. Награжден высшими российскими орденами. Женат на гр. Елизавете Владимировне Соллогуб.

14. Николаи Александр Павлович

Барон, родился 30.08.1821 — действительный тайный советник. Внук профессора Страсбургского университета, писателя бар. Генриха-Людвига фон Николаи. Сын дипломата барона Павла Андреевича Николаи. Образование получил в Царскосельском лицее, который окончил в 1839 с серебряной медалью. Службу начал в октябре 1840. Служил при Новороссийском и Бессарабском генерал-губернаторе. С 1848 директор походной канцелярии наместника Кавказа и главнокомандующего Отдельным Кавказским корпусом. В 1849 пожалован в камергеры Высочайшего Двора. В 1852—59 член совета Главного управления Закавказского края и попечитель Кавказского учебного округа. В1860—61 начальник управления сельского хозяйства и промышленности на Кавказе и в Закавказском крае. В 1861—62 попечитель Киевского учебного округа. В 1862—63 товарищ министра народного просвещения и член Главного управления цензуры. Принадлежал к либеральной бюрократии, принимал активное участие в разработке университетского устава 1863 и устава народных училищ 1864. 1862 получил чин тайного советника. В январе 1863 назначен сенатором. В 1863—75 начальник Главного управления наместника Кавказа. Много внимания уделял проведению крестьянской и судебной реформ на Кавказе. В 1875 назначен членом Государственного совета; с 1876 присутствовал в Департаменте законов. В марте 1881 — марте 1882 министр народного просвещения. При Николаи официально были разрешены школы грамоты. На посту министра заменен сторонником консервативной линии И.Д. Деляновым. С декабря 1881 почетный член Петербургской Академии наук. В 1884—94 председатель Департамента законов Государственного совета. Удостоен всех высших российских орденов. Скончался на 78-м году; похоронен в Санкт-Петербурге.

Николаи, один из видных сановников царствования императора Александра II и Александра III, снискал себе среди современников репутацию человека очень образованного, умного, трудолюбивого, благородного и с твердым характером. По свидетельству гр. С.Ю.Витте, «это был рыжий немец, или, вернее, кажется, финляндец, очень сухой и умный человек; он был женат на грузинке и имел маленькое имение около Каджиоре…».  От брака с кнж. Чавчавадзе имел дочь.

15. Делянов Иван Давыдович

Граф, родился 30.11.1818 — действительный тайный советник (с 1873). Сын генерал-майора армянского происхождения Давыда Артемьевича Делянова. Родился в Москве. Окончил  юридический факультет Московского университета в 1838 со степенью кандидата прав. В 1838—58 служил во 2-м отделении Собственной Е.И.В. канцелярии. В 1842 пожалован в камер-юнкеры Высочайшего Двора. В 1845—46 участвовал в составлении Уложения о наказаниях. С 1848 статский советник, с 1849 камергер Высочайшего Двора, в 1852 произведен в действительные статские советники. С 1857 управлял делами Секретного комитета о раскольниках и отступниках от православия. С 1858 служил по Министерству народного просвещения: в 1858—61 и 1862—66 попечитель Петербургского учебного округа, с 1859 почетный член Петербургской Академии наук, с 1860 член Главного управления по делам печати, в августе-декабре 1861 директор департамента Министерства народного просвещения, в 1861—62 директор Императорской Публичной библиотеки. В декабре 1865 назначен сенатором. В 1866—74 товарищ министра народного просвещения. Будучи ближайшим сотрудником министра гр. Д.А.Толстого, участвовал в разработке новых уставов гимназий и реальных училищ; выступал за ограничение университетской автономии и утверждение классической системы обучения в средних учебных заведениях. С 1874 член Государственного совета. В 1874 назначен почетным опекуном, присутствующим в Опекунском совете учреждений императрицы Марии. С марта 1882 и до конца жизни— министр народного просвещения. При Делянове в 1884 принят новый устав российских университетов, ограничивавший их автономию. По распоряжению Делянова изданы Правила, регламентировавшие поведение студентов как в университете, так и за его пределами. Открыт университет в Томске. 1887 Делянов провел циркуляр о «кухаркиных детях», ограничивавший прием в средние учебные заведения детей из «недостаточных классов населения». Ограничен прием евреев, допускаемых в высшие и средние учебные заведения. В 1890 пересмотрены учебные планы классических гимназий, причем главные перемены коснулись древних языков, за счет которых расширено преподавание русского языка. В 1886 закрыты высшие женские курсы, вновь открытые в 1889 только в Санкт-Петербурге. Удостоен всех высших российских орденов. Скончался в возрасте 79 лет; похоронен в Санкт-Петербурге.

По свидетельству гр. С.Ю.Витте, «Делянов был очень милый, добрый человек, и вопросы Министерства народного просвещения вообще ему были не чужды. Он был человек культурный, образованный… Он никогда никаких резких вещей не делал, всегда лавировал, держась того направления, которое в то время было преобладающим, а именно направления графа Дмитрия Толстого. Вообще он лавировал на все стороны». По отзыву сенатора Е.М.Феоктистова, «Делянов представлял собою пример того, как можно у нас достигнуть очень высокого положения без сколько-нибудь выдающихся заслуг; никогда не был он не только тружеником — смешно и говорить об этом,— но даже дельцом в самом ординарном значении этого слова; никому не случалось, конечно, слышать, чтобы он высказал какую-либо мысль, которая была бы плодом зрелого и самостоятельного размышления; глупым человеком назвать его было нельзя, но не был он, конечно, и человеком умным; подобно всем своим соотечественникам-армянам, обладал он в значительной степени хитростью, знал Петербург как свои пять пальцев, со всеми находился в хороших отношениях, не имел врагов, потому что и враждовать с ним было как-то странно: он способен был всякого обезоружить своим невозмутимым добродушием. В обществе любили Ивана Давыдовича за его доброту, хотя и самая доброта эта была какая-то дряблая, пассивная; он готов был хлопотать без разбора за кого угодно: и за порядочных людей, и за людей вовсе непорядочных, так что на его рекомендации привыкли не обращать внимания, и он нисколько этим не обижался. Человек несомненно честный, отличавшийся чрезвычайной простотою своего образа жизни, никогда не кичившийся своим положением, всегда доступный всякому, кто хотел его видеть, так что двери его кабинета были постоянно открыты для просителей…». «Иван Давыдович был удивительное явление в русской чиновной летописи,— писал кн. С.М.Волконский.— Чем он взял? За что выдвинулся, дослужился до Андрея Первозванного, до графского титула? Он рос, как растет дерево,— не в силу каких-либо заслуг, а в силу растительной инерции. Его мягкость, слабость, безволие — уж не знаю, как назвать — нельзя даже описать. Мой отец говорил, что если бы компромисс не существовал, то Иван Давыдович его бы выдумал… ни одного вопроса он не умел отстоять, в заседаниях дремал, а на приемах у себя щипал себя за бровь, чтобы не заснуть… Когда ему что-нибудь рассказывали, докладывали, он, пощипывая бровь, только повторял гнусавым голосом: “Да, да, да, да”. Маленький, низенький, с крючковатым носом, лысый совершено и только с несколькими волосами, которые он зачесывал из-под воротничка, он двигал челюстями, жевал губами, но почти не говорил…». От брака со своей двоюродной сестрой Анной Христофоровной Лазаревой имел одного сына.

16. Боголепов Николай Павлович

Родился 27.11.1846 — тайный советник (с 1896). Сын квартального надзирателя. Родился в г.Серпухове Московской губ. Образование получил в 1-й Московской гимназии, а затем на юридическом факультете Московского университета, который окончил в 1868. Службу начал в 1868 в Уголовном департаменте Сената. С1869 преподавал в Александровском военном училище. В 1873—76 читал лекции по римскому праву на юридическом факультете Московского университета. В 1876 защитил магистрскую диссертацию. В 1881 защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора гражданского права, назначен ординарным профессором. Автор ряда работ по римскому праву. В 1883—87 и 1891—93 ректор Московского университета. В 1895—98 попечитель Московского учебного округа. С февраля 1898 управляющий министерством, а с декабря того же года — министр народного просвещения, член Государственного совета по должности.

По свидетельству историка А.А.Кизеветтера, «это был человек высокого роста, прямой как палка, с неподвижным каменным лицом. Его так и прозвали Каменным гостем. Он был человек честный, безусловно порядочный, но тупой, с неповоротливыми мозгами, которыми он ворочал, словно мельничными жерновами… В 1895 г. Боголепов по желанию великого князя был назначен попечителем учебного округа и пробыл на этом посту до 1898 г., когда— все той же протекцией— он был сделан министром народного просвещения. Характеризуя его, гр. С.Ю.Витте писал: «Боголепов был весьма порядочный, корректный и честный человек, но держался крайне реакционных взглядов». Главная задача министерства при Боголепове сводилась к борьбе с революционным и либеральным движением в школе, в особенности в университетах. Боголепов стремился сделать из университетов почти закрытые учебные заведения под контролем власти, усилить инспекцию и учредить общежития при университетах. В преподавании упор должен был делаться на практические занятия; было признано более полезным устройство литературно-научных кружков под ответственностью профессоров. Некоторые профессора и преподаватели Московского и Петербургского университетов уволены «за вредное направление». В качестве одной из мер против студенческих беспорядков стала применяться массовая отдача студентов в солдаты. В области начального образования Боголепов выступал против расширения прав Св. синода в контроле за учебным процессом; он добился увеличения ассигнований на начальное образование. 14 февраля 1901 смертельно ранен в Санкт-Петербурге выстрелом из револьвера, произведенным явившимся к нему на прием исключенным из университета студентом П.В.Карповичем (эсером), и через несколько дней скончался на 55-м году жизни. Похоронен в Москве.

17. Ванновский Пётр Семёнович

Родился  24.11.1822 — генерал от инфантерии (с 1883), генерал-адъютант (с 1878). Из дворян Минской губ. Родился в Киеве. Образование получил в 1-м Московском кадетском корпусе, по окончании которого в 1840 произведен в прапорщики лейб-гвардии Финляндского полка; с 1843 подпоручик, с 1845 поручик. Участвовал в Венгерском походе 1849 и Крымской войне 1853—56. В марте 1855 произведен в полковники и назначен командиром 3-го, а затем 1-го батальонов лейб-гвардии Финляндского полка. В 1857—61 начальник Офицерской стрелковой школы в Царском Селе. В 1861 произведен в генерал-майоры. В 1861—63 директор Павловского кадетского корпуса, в 1863—68 начальник 1-го Павловского военного училища; одновременно с 1862 член Особого комитета по устройству военно-учебных заведений. В 1868 назначен для особых поручений в Главное управление военно-учебных заведений, произведен в генерал-лейтенанты. В 1868—70 начальник 12-й, а в 1870—75 — 33-й пехотных дивизий. С 1876 командир 12-го армейского корпуса. Участник русско-турецкой войны 1877—78, в феврале 1878 пожалован в генерал-адъютанты. В мае 1881 назначен управляющим Военным министерством, а с января 1882 по январь 1898 военный министр. В мае 1883 произведен в генералы от инфантерии. При нем были сооружены новые крепости, построен ряд железных дорог стратегического значения,  увеличена численность резервных и крепостных войск, улучшено продовольственное снабжение и жилищные условия солдат. В то же время Ванновский насаждал в армии и военно-учебных заведениях муштру и суровые наказания. В 1898, после отставки с поста министра, назначен членом Государственного совета. С 1898 шеф 131-го Тираспольского пехотного полка. Состоял почетным президентом Военно-медицинской академии (с 1890), почетным членом Петербургской Академии наук (с 1888). В 1899, по распоряжению императора Николая II, руководил расследованием студенческих волнений в Петербургском университете. В марте 1901 — апреле 1902 министр народного просвещения. При нем были разрешены сходки студентов, выборность курсового старосты, устройство научных, литературных и иных кружков, возвращены студенты, ранее сданные в солдаты, готовилась университетская реформа; в гимназиях сокращено преподавание древних языков (латынь), воспрещен прием в университеты лиц, окончивших гимназии в окраинных учебных округах. Скончался в Санкт-Петербурге на 82-м году жизни.

По свидетельству современников, весьма единодушному, Ванновский был человеком ограниченного ума и небольшого образования, однако натурой достаточно сложной. Генерал А.А.Киреев писал: «Военный министр Ванновский не мудрствует лукаво, да и вообще не мудрствует. Он немного солдафон». Те же черты отмечал в нем и гр. С.Ю.Витте: «Ванновский представлял собою личность. Он был человеком небольшого образования, небольшой культуры, но он был человек определительный, твердо преданный государю, человек порядка, несколько желчный». Человек в высшей степени грубый и придирчивый, он деспотически обращался с подчиненными. Служить с ним было очень тяжело, и редко кто выносил это сколько-нибудь продолжительное время. «Ведь я собака,— любил говорить он своим подчиненным,— я всех кусаю, никому дремать не даю, а потому и порядок такой, какого, может быть, ни у кого нет; когда вы будете начальниками, советую вам тоже быть собаками». Как писал генерал-адъютант В.А.Сухомлинов, «Ванновский был тип так называемого тяжелого начальника… Начав свою службу в армейских частях, он старался пополнить пробелы своего образования чрезвычайной педантичностью и добросовестностью. Насколько в нем преобладала эта последняя черта характера, показывает его отношение к своему назначению: из-за границы он выписал себе гору учебников, дабы пополнить свои познания». По словам генерала А.Ф.Редигера, «это был человек честный, твердый, требовательный, но добрый. Сам усердный служака. Отдавая должное его личным качествам, я все же должен сказать, что его почти 17-летнее управление Военным министерством было пагубно для нашей армии, так как он дал устареть всему командному составу армии».

18. Зенгер Григорий Эдуардович

Родился  13.03.1853 — тайный советник (с 1902). Из дворян Новгородской губернии. В 1874 окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. Службу начал в октябре 1874 преподавателем древних языков в 5-й Петербургской гимназии. С июля 1877 и.д. экстраординарного профессора по кафедре всеобщей истории Историко-филологического института кн. Безбородко в Нежине. С августа 1885 и.о. доцента Варшавского университета по кафедре всеобщей истории, а с мая 1886 — по кафедре римской словесности. С февраля 1887 экстраординарный профессор. В январе 1894 в Московском университете получил степень доктора римской словесности без представления диссертации, «как приобретший почетную известность своими научными трудами». С января 1896 декан историко-филологического факультета, а в апреле 1897 — августе 1899 ректор Варшавского университета. С ноября 1901 товарищ министра народного просвещения. В апреле 1902 — апреле 1903 управляющий министерством, а в апреле 1903 — январе 1904 министр народного просвещения. Под руководством Зенгера разработаны и внесены некоторые изменения в порядок приема учащихся в высшие учебные заведения и др. В конце 1902 Зенгер созвал под своим председательством Комиссию по выработке нового университетского устава. В целом реформа образования была подготовлена, но не осуществлена. Гр. С.Ю.Витте характеризовал Зенгера как «либеральнейшего и чистейшего человека, по специальности классика, а по натуре поэта», отмечал, что он «человек кристальной чистоты, но не от мира сего. Зенгер был министром народного просвещения в духе порядка, но не реакционном, потому в скором времени он должен был оставить свой пост… Зенгер по кратости времени ничего хорошего не мог сделать…». После увольнения с поста министра в январе 1904 назначен сенатором, но в ноябре 1905 вышел в отставку. Последующие годы посвятил филологическим исследованиям. В декабре 1907 избран членом-корреспондентом Петербургской Академии наук по разряду классической филологии и археологии историко-филологического отделения.

19. Глазов Владимир Гаврилович

Родился 12.09.1848 — генерал от инфантерии (с 1907). Из семьи лекаря. Образование получил в Константиновском межевом институте в Москве и 3-м Александровском военном училище. В 1869 начал службу подпоручиком во 2-м гренадерском Ростовском полку. В 1876 окончил по первому разряду Николаевскую Академию Генерального штаба. Участник русско-турецкой войны 1877—78, отличился в сражениях у Систово и на Шипке, за боевые заслуги произведен в капитаны и подполковники. С сентября 1878 офицер для поручений при штабе 10-го армейского корпуса. В 1881—88 начальник штаба 10-й кавалерийской дивизии. В 1888—91 начальник штаба Кронштадтской крепости. В 1891—93 командир лейб-гвардии 1-го Стрелкового Е.И.В. батальона. В 1893—95 командир лейб-гвардии Московского полка. В конце 1890-х гг. он окончил Петербургский археологический институт. В 1899—1901 начальник штаба Финляндского военного округа. Издал военно-статистическое обозрение Финляндии. В 1901—04 начальник Николаевской Академии Генерального штаба. В марте 1904 назначен министром народного просвещения. С.Ю.Витте отмечал, что Глазов «был плохим министром народного просвещения только по “самодержавному” недоразумению или произволению». По словам В.Ф.Джунковского, он попал «в министры по какому-то недоразумению и единственно обратил на себя внимание тем, что после посещения им женских гимназий на другой день воспитанницы получали от него конфеты… В.Г.Глазов был человеком чрезвычайно инертным, лишенным всякой инициативы, иногда же проявлявшим совершенно неуместное упрямство…». При Глазове разрабатывались проекты положений о частных и общественных школах, о женских курсах и женских учительских семинариях и др. В июле 1905 Глазов обратился с циркуляром к попечителям учебных округов, в котором выступил против образования различного рода союзов в преподавательской среде. В октябре 1905 освобожден от должности министра и назначен помощником командующего войсками Московского военного округа, а в апреле 1906 — командиром 17-го армейского корпуса. В 1907 избран председателем Общества истории и древностей российских при Московском университете, в 1908 — председателем Московского отделения Военно-исторического общества. Автор ряда работ по тактике, военной истории и археологии. Предположительно погиб в 1920.

20. Толстой Иван Иванович

Граф, родился 18.05.1858 — гофмейстер (с 1898). Из древнего дворянского рода. Второй сын действительного тайного советника Ивана Матвеевича Толстого. Родился в г. Луге Санкт-Петербургской губ. Воспитывался вместе с младшим братом гр. Дмитрием  теткой, Е.М.Толстой. В 1873—76 учился в 3-й Петербургской классической гимназии, а затем на юридическом факультете Петербургского университета. Служебную карьеру начал в 1880 в МИД, но в январе 1881 перешел в МВД. В октябре 1886 переведен в Императорскую Археологическую комиссию;. Толстой — крупный ученый, археолог и нумизмат, автор многих научных работ, в том числе: «Древнейшие русские монеты Великого княжества Киевского» (Санкт-Петербург, 1882), «Русская допетровская нумизматика» (Санкт-Петербург, 1884—86) и др. Ряд работ Толстого переведен на иностранные языки. В июле 1893 — октябре 1905 вице-президент Императорской Академии художеств. Участвовал в создании Русского музея императорского Александра III. По свидетельству известного скульптора И.Я.Гинцбурга, Толстой сыграл «огромную роль в борьбе за свободное творчество, в деле насаждения народного искусства в России». В бытность его вице-президентом академии основывалось множество школ, субсидируемых Академией художеств, устраивались ежегодные отчетные выставки в академии и посылались многие художественные вещи в провинциальные музеи. В декабре 1897 избран почетным членом Петербургской Академии наук. Был известным коллекционером: его коллекция насчитывала до 40 тыс. византийских и российских экспонатов древностей. Имел репутацию честного и прогрессивно мыслящего чиновника, в Санкт-Петербурге его причисляли к либералам. В правительстве гр. С.Ю.Витте, образованном после издания Манифеста 17 октября 1905, около полугода (октябрь 1905— апрель 1906) занимал пост министра народного просвещения. По словам гр. С.Ю.Витте, «во время моего министерства почти все высшие учебные заведения были закрыты. Большинство профессоров либеральничало и многие выходили из рамок спокойного благоразумия, но я был уверен, что при том уважении, которое сумел внушить к себе министр народного просвещения граф И.И.Толстой, все в непродолжительное время успокоится… Граф Толстой ввел так называемые родительские комитеты при гимназиях, которым давалось право следить за поведением учащихся и за общим порядком учебного заведения. Комитеты эти принесли большую пользу в смысле направления учебных заведений к спокойным занятиям… Граф Толстой входил в Совет с представлением об уничтожении ограничительных норм для приема евреев в учебные заведения… Граф Толстой себя держал во всех отношениях умно, уравновешенно и благородно; я ему не могу поставить ни одного действия в упрек». Либеральная политика, проводившаяся Толстым на посту министра, особенно по национальному вопросу, вызвала недовольство в консервативных кругах, и после отставки правительства гр. С.Ю.Витте Толстой не получил ни нового назначения, ни пенсии. В мае 1913 избран городским головой Санкт-Петербурге. По словам В.Д.Кузьмина-Караваева, «граф И.И.Толстой за все время, что он был головою, ни разу и ни на минуту не вступал… в сделку с своей совестью. Он показал, что можно быть первым избранником столицы, не склоняя головы ни перед верхами, ни перед швами, не заискивая ни вправо, ни влево. Он учил, как должно оберегать и внутри городской думы, и вне ее стен достоинство общественного избрания». В январе 1916 по состоянию здоровья подал в отставку и уехал в Крым. Скончался в Крыму (Гаспра) в возрасте 58 лет. От брака с Людмилой Платоновной Грязновой имел сына и дочь.

21. Кауфман Пётр Михайлович фон

Родился 07.06.1857 — обер-гофмейстер (с 1908). Из дворянского рода австрийского происхождения. Сын инженер-генерала, генерал-адъютанта Михаила Петровича фон Кауфмана. Родился в Тифлисе; детство провел в боевой обстановке, в штаб-квартирах частей, которыми командовал его отец во время Кавказской войны. Образование получил в Императорском Александровском лицее в Санкт-Петербурге, который окончил с золотой медалью. В мае 1877 в чине титулярного советника начал службу в канцелярии Комитета министров. Привлекался к ведению делопроизводства Особой комиссии по выработке мер к сокращению государственных расходов, состоял и.о. секретаря при председателе Комитета министров П.А.Валуеве. В 1880—81 состоял при сенаторе А.А.Половцове, ревизовавшем Киевскую и Черниговскую губ. В 1883 государственным секретарем А.А.Половцовым, который считал Кауфмана «человеком, полном благородных стремлений, весьма умным», приглашен делопроизводителем отделения законов Государственного совета. В январе 1891 получил чин действительного статского советника. С февраля 1892 управляющий делами Собственной Е.И.В. канцелярии по учреждениям императрицы Марии; предложил ряд мер по усовершенствованию деятельности ведомства императрицы Марии. С июля 1898 гофмейстер Высочайшего Двора. В мае 1900 назначен сенатором. С февраля 1904 член исполнительной комиссии Российского Общества Красного Креста. Во время русско-японской войны 1904—05 состоял главноуполномоченным Красного Креста в Сибирском районе, а затем в Забайкалье и Маньчжурии. В апреле 1906 назначен членом Государственного совета. В апреле 1906— январе 1908 министр народного просвещения. В связи с назначением Кауфмана гр. С.Ю.Витте писал: «Почему он был назначен министром народного просвещения — догадаться трудно. Будучи сам лицеистом, Кауфман об университетской жизни понятия не имел; от всякой науки он был довольно далек… Впрочем, все-таки Кауфман человек не глупый и весьма порядочный…». При Кауфмане был разработан и внесен в Государственную думу законопроект о введении всеобщего начального образования, увеличен кредит на народное образование. По его инициативе открыто 139 новых гимназий, а 52 прогимназии преобразованы в гимназии, разрешено открытие 375 частных средних учебных заведений; упорядочена деятельность родительских комитетов. При Кауфмане подготовлен проект учреждения Саратовского университета, открыты Археологический институт в Москве, в Санкт-Петербурге Психоневрологический институт, Педагогическая академия и курсы востоковедения, высшие женские курсы в Казани и Одессе; составлен новый проект университетского устава. В январе 1908, после отставки с поста министра, пожалован в обер-гофмейстеры Высочайшего Двора. Состоял членом совета Императорского Александровского лицея (с июня 1901), членом совета Императорского Человеколюбивого общества (с декабря 1907), членом совета Пушкинского общества. В периодических изданиях опубликовал ряд работ по отечественной истории, основанных преимущественно на материалах семейного архива. Активно выступал против влияния Г.Распутина, за что был удален из Ставки. После октябрьского переворота 1917 жил в Петрограде, а затем в эмиграции.

22. Шварц Александр Николаевич

Родился 04.01.1848 — действительный тайный советник (с 1910). Из дворян Тульской губернии. Правнук известного просветителя XVIII в. Иоанна-Георга Шварца. Родился в Туле. В 1864 окончил с серебряной медалью 1-ю Московскую гимназию, а в 1868 — историко-филологический факультет Московского университета. В 1868—75 преподавал классические языки в ряде московских учебных заведений. С 1875 доцент по кафедре греческой словесности Московского университета, защитил магистерскую диссертацию. С 1884 экстраординарный профессор; читал лекции по теории и истории древнегреческого искусства. С 1892 доктор греческой словесности. Одновременно с преподавательской работой в университете занимал ряд административных постов: в 1884—85 он инспектор 2-й Московской прогимназии,  в 1887—97 директор 5-й Московской гимназии, в 1897—1900 директор Константиновского межевого института. С ноября 1905 сенатор. В декабре 1907 назначен членом Государственного совета. В январе 1908 — сентябре 1910 занимал пост министра народного просвещения. Являлся убежденным поборником классицизма в школьном образовании. Добился фактической отмены университетской автономии, установленной в августе 1905, запрещения приема женщин-вольнослушательниц в высшие учебные заведения. В начальной и средней школе требовал от директоров составления политических характеристик на преподавателей, ограничил функции родительских комитетов и др. Провел закон об улучшении материального положения учителей государственных учебных заведений. Однако, как отмечал гр. С.Ю.Витте, «оказалось, что и Шварц является недостаточно зараженным идеями “Союза русского народа”… Столыпин при всем своем либеральничании требовал от министра таких мер и такого игнорирования законов, на которые Шварц не пошел. Вследствие этого он и оставил пост министра народного просвещения». После отставки с поста министра заседал в Государственном совете. Скончался в Санкт-Петербурге в возрасте 67 лет.

По отзывам современников, Шварц был человеком внешне суровым, обладавшим ясным умом, благородством, твердостью, самостоятельностью в суждениях, правдивостью, прямотой, большой работоспособностью. Помимо специальной подготовки, обладал широким общим образованием, свободно владел французским, немецким, английским языками, знал итальянский. По словам историка А.А.Кизеветтера, слушавшего лекции Шварца в университете, «высокого роста, с надменной осанкой, он держал себя с претензиями, которые, кажется, не соответствовали его научным заслугам. В сущности, он был хорошим преподавателем средней школы, но в области университетской науки не возвышался над уровнем посредственности. Львиную долю своего времени он отдавал административной деятельности… он не стяжал никаких лавров и явил собою типичного бюрократа, самоуверенного педанта, закрывающего глаза на живую действительность, но весьма много мнящего о собственной непогрешимости». От брака с Марией Дмитриевной Корсаковой имел 5 детей.

23. Кассо Лев Аристидович

Родился 06.06.1865 — тайный советник. Из потомственных дворян Бессарабской губ.; крупный помещик. Родился в Париже. Образование получил за границей: учился в Париже, а затем на юридических факультетах Гейдельбергского и Берлинского университетов; с 1889 доктор права. С 1892 и.о. доцента по кафедре церковного права, а с 1893 и.д. профессора местного прибалтийского права юридического факультета Дерптского университета. В 1895 защитил магистерскую, а в 1898 — докторскую диссертации. В 1895—98 профессор Харьковского университета. С 1898 заведующий кафедрой гражданского права юридического факультета Московского университета. В сентябре 1910 назначен управляющим министерством, а в феврале 1911 — министром народного просвещения. «Назначение Кассо,— писал гр. С.Ю.Витте,— для всех было загадкой, ибо о том, кто такой Кассо, никому не было известно, ибо этот господин никогда ни в чем себя не проявил. По происхождению он греко-молдаванин; по воспитанию — воспитанник французских и немецких средних и высших учебных заведений… На все вопросы, откуда взялся сей министр, первые недели никто ничего не мог ответить. Затем выяснилось, что Кассо очень близкий человек родственнице Столыпина, живущей в Москве…». В качестве министра Кассо считал, что при существующем положении дел высшие учебные заведения готовят политически неблагонадежных и создают благоприятную почву для студенческих беспорядков. Проводил курс на свертывание автономии университетов. В 1911 был принят новый университетский устав, по которому восстанавливалась система назначения профессоров по усмотрению министерства, сворачивались права органов самоуправления, усиливался надзор за студентами. Эти меры вызвали уход из университетов значительную часть либеральной профессуры и преподавателей.[18] Из Московского университета был уволен 131 чел. из числа профессоров, доцентов, ассистентов и лаборантов, т.е. около 1/3 всего преподавательского состава; ряд кафедр был закрыт. В то же время Кассо был сторонником развития системы среднего и низшего образования. Он добился существенного увеличения финансирования этой сферы. Под его руководством разработаны и приняты программы, регламентировавшие работу преподавателей средней и начальной школы; усилен внешкольный контроль за учащимися, фактически прекращена деятельность большинства родительских собраний. По словам генерал-лейтенанта В.Ф.Джунковского, «это был умный и очень образованный человек, чрезвычайно скромный… Это был честнейший и благороднейший человек, прямой, весьма консервативных взглядов и твердого характера, но не упрямый, каким был Шварц, кроме того, это был человек, и доброжелательный. В Думе, если можно так выразиться, он пришелся не ко двору, так как держался очень самостоятельно — левые его не поддерживали, так как он был не ихнего лагеря, а правые — так как держался он от них в стороне, не подыгрывался к ним». Как писал помощник управляющего делами Совета министров А.Н.Яхонтов, «министр народного просвещения Лев Аристидович Кассо пробыл в Совете министров после возникновения войны очень недолго. Его физически и морально придавливала усилившаяся серьезная болезнь, которая послужила причиною его преждевременной смерти. Сознавая это, он держался как будто в стороне, неохотно говорил и избегал участия в прениях. Но если что-либо его задевало, то в нем просыпался блестящий, глубоко образованный, остроумный и ядовитый оратор, умевший найти оригинальный подход к делу и иной раз одним удачным словечком сразить противника.. По политическим взглядам он был правый и не скрывал этого ни при каких обстоятельствах, относясь с полным презрением к той ожесточенной травле, которой подвергался левою печатью и радикальными кругами, не прощавшими ему настойчивых мероприятий по введению академической жизни в соответствующее государственным интересам русло. В Совете Министров он стоял за проявление сильной власти и решительный отпор покушениям на правительственный авторитет». Скончался в Санкт-Петербурге на 50-м году жизни.

24. Игнатьев Павел Николаевич

Граф, родился 30.06.1870— действительный статский советник, шталмейстер (с января 1917). Из древнего дворянского рода. Родился в Константинополе, где отец его был послом. Учился в Петербургском университете и в Сорбонне, в 1892 окончил Киевский университет. В 1894 проходил действительную военную службу в лейб-гвардии Преображенском полку; прапорщик запаса. С 1904 председатель Киевской губернской земской управы. В 1907—08 Киевский губернатор. С 1909 директор Департамента земледелия Главного управления землеустройства и земледелия. С января 1915 управляющий министерством, с мая 1915 по декабрь 1916 министр народного просвещения. Еще до прихода в Министерство народного просвещения Игнатьев приобрел популярность в думских кругах как либеральный государственный деятель, его назначение министром было встречено с сочувствием в обществе. По свидетельству генерал-лейтенанта В.Ф.Джунковского, «это был честнейший и благороднейший человек, очень хорошо образованный, доброжелательный и весьма доступный». По словам помощника управляющего делами Совета министров А.Н.Яхонтова, «Павел Николаевич Игнатьев производил впечатление человека благожелательного, мягкого, независимого и убежденного. Интересы ведомства защищал с энергией, но избегал категорической постановки вопросов и готов был уступить в частностях, лишь бы добиться главного… В общей работе Совета Министров граф П.Н.Игнатьев мало себя проявлял, избегая углубляться в длительные прения. Но происходившее в Совете воспринимал живо и видимо волновался, когда развивались пререкания и столкновения принципиального значения. Это можно было подметить, когда он по непоборимой привычке начинал нервно ерошить свои волосы и растирать голову ладонью. Он явно не сочувствовал «правому» крылу и всегда пытался вносить умиротворяющую нотку при постановке на очередь слишком крайних предположений и проектов. Симпатии его были на стороне общественного почина, и он неизменно высказывался за его поощрение. Такие тенденции были известны в широких кругах, и граф П.Н. Игнатьев пользовался среди них доступною для «царского министра» популярностью, которою он дорожил. У него были отличные связи с Государственною думою, и это облегчало ему проведение ведомственных представлений и кредитов». В 1915 Игнатьев начал подготовку реформы системы образования в соответствии с перспективами развития России в ряду индустриальных стран. Проводилась работа по введению всеобщего начального образования. Под руководством Игнатьева готовились новый устав, программы и планы для средних учебных заведений; значительное внимание уделялось расширению технического и сельскохозяйственного образования. Разрабатывался перспективный план развития высшего образования, который предполагал открытие свыше 20 новых университетов и высших технических учебных заведений, усиление прикладного характера обучения в вузах. При Игнатьеве расширена система высшего женского образования. Предложения Игнатьева учитывали актуальные педагогические теории, опыт организации образования в США, Франции, Англии и других государствах. Реформа Игнатьева не была реализована, но многие ее идеи, особенно материалы учебных программ, были использованы при дальнейшем развитии образования в России, а также служили основным руководством для русских школ за рубежом.

Все начинания министерства народного просвещения, встретившие поддержку со стороны «общественности», включая большинство педагогических деятелей, натолкнулись на саботаж и открытое противодействие черносотенных элементов среди попечителей учебных округов, директоров и инспекторов. Ряд местных организаций «Союза русского народа» «обрушились» с доносами на министра просвещения.[19]

В Совете министров он входил в так называемую либеральную группировку. По причине несогласия с позицией Совета министров, в 1916 Игнатьев неоднократно просил об отставке, которая и была дана в конце декабря 1916 без нового назначения. Будучи крупным земельным собственником, в 1916 он унаследовал долю в огромном акционерном обществе Мальцовских заводов. 1 января 1917 пожалован в шталмейстеры Высочайшего Двора. Состоял почетным членом Петербургской Академии наук. После Февральской революции летом 1917 уехал в Кисловодск для лечения. В 1919 переехал в Новороссийск. С мая 1919 — в эмиграции: жил в Лондоне, Париже, где был председателем русского Красного Креста, а затем в Канаде.  Скончался в Мельбурне, провинция Квебек, в возрасте 75 лет. Имел 7 сыновей.

25. Кульчицкий Николай Константинович

Родился 16.01.1856— тайный советник. Родился в Кронштадте в семье обер-офицера. Образование получил в Тамбовской гимназии, которую окончил в 1874, а затем на медицинском факультете Харьковского университета. С 1880 служил по ведомству Министерства народного просвещения, занимая в 1883—1910 кафедру гистологии и эмбриологии Харьковского университета: с 1882 доктор медицины, с 1883 приват-доцент и прозектор при кафедре гистологии, а с 1893 ординарный профессор гистологии. В 1912—14 попечитель Харьковского учебного округа. В июне 1914 — декабре 1916 попечитель Петроградского учебного округа. Снискал себе известность крайнего консерватора на ниве просвещения. В январе 1916 назначен сенатором. С 27 декабря 1916 по 28 февраля 1917 последний министр народного просвещения Российской Империи. Деятельность на посту министра начал с распоряжения всем чиновникам учебного ведомства являться на службу в форменной одежде. Двухмесячное пребывание Кульчицкого во главе министерства ничем серьезным не ознаменовалось. В качестве члена Совета министров выступал за роспуск Государственной думы. Имел ряд высших российских орденов, до ордена Белого Орла включительно. После Февральской революции 1917 эмигрировал в Англию. Скончался в возрасте 69 лет в Оксфорде: упал по рассеянности в пролет лифта.

26. Мануйлов Александр Апполонович, родился 28 февраля в Одессе в 1861 г., дворянского происхождения. Среднее образование получил в Ришельевской гимназии в Одессе, окончив ее с серебряной медалью. В 1883 году закончил юридический факультет Новороссийского университета, где учился у известного экономиста, профессора А.С. Посникова. В том же году переехал в Москву и стал работать в газете «Русские ведомости». Он зарекомендовал себя одним из ведущих экономистов-аграрников России. Его проект земельного переустройства России фактически лег в основу аграрной программы кадетской партии. В 1901 году, получив степень доктора, А.А. Мануйлов становится помощником проф. А.И. Чупрова, а с 1909 года – его преемником на посту заведующего кафедрой политической экономии и статистики. В начале XX в. научно-педагогическая деятельность А.А.Мануйлова была неразрывно связана с административной. Мануйлов управлял университетом в разгар революционных событий 1905-1907гг. Главной задачей нового ректора являлось сдерживание революционных настроений в студенческой и преподавательской среде, недопущение революционных действий в Московском университете и продолжение занятий. Министру народного просвещения графу И.И.Толстому очень понравился новый ректор, он отметил его твердость, добродушие и спокойствие.[20] Другого мнения придерживался В.И.Ленин, который резко упрекал А.А. Мануйлова в трусости, боязни обострения и расширения революции, обвинял в том, что тот уже тушит пожар и старается внести успокоение.[21]

А.А. Мануйлов способствовал открытию новых высших учебных заведений, привлечению в образование представителей из всех слоев населения. 1910-1911 гг. отмечены в истории Московского университета новым революционным накалом в связи с реакционной деятельностью правительства. В результате конфликта между Советом университета и Министерством просвещения вместе с А.А. Мануйловым подали в отставку свыше 130 профессоров и преподавателей. После увольнения из университета А.А. Мануйлов продолжил чтение курса лекций по политической экономии на Московских высших женских курсах, состоял председателем Ученого совета Московского научного института. С 1912 г. А.А. Мануйлов – сотрудник Комиссии по организации домашнего чтения при Учебном отделе Общества распространения технических знаний.[22]

Значительна роль А.А. Мануйлова как публициста и редактора в 1912-1917 гг. Он знакомил читателя с социальными и политическими процессами, происходившими в России и за рубежом. А.А. Мануйлов принимал активное участие в формировании либеральной оппозиции в России. В октябре 1905г член партии кадетов, с 1907-1914гг стал членом ЦК Конституционно-демократической партии. Венцом политической карьеры А.А.Мануйлова стала деятельность во Временном правительстве в марте – июне 1917 года в качестве министра народного просвещения. [23] Мануйлов и его коллеги по министерству попытались провести в жизнь кадетский план постепенных и умеренных реформ образования в России. Была проведена отмена сословных, национальных и религиозных ограничений и устаревших порядков в сфере образования. За четыре месяца работы А.А.Мануйлова на посту министра была расширена сеть общеобразовательных и педагогических учебных заведений, реорганизован центральный аппарат учебного ведомства, осуществилась реформа местных органов школьного управления. Министерству народного просвещения были переподчинены все финансируемые из бюджета учебные заведения и приняты другие важные решения, направленные на организацию в России единой демократической системы народного образования. К июню 1917 г. отношения между Министерством и учительской общественностью обострились, что привело к отставке А.А.Мануйлова. По словам современников, он скорее других проникся безнадежностью в отношении Временного правительства и чаще других говорил о необходимости его роспуска.[24]

26. Ольденбург Сергей Фёдорович

Родился 14.09.1863. Играл огромную роль в жизни Российской Академии наук на протяжении 30 с лишним лет. Востоковед-индолог по специальности, он был избран академиком в 1900 г., а в 1904 г. занял пост непременного секретаря Академии и оставался им до октября 1929 г. Выходец из военной семьи немецкого происхождения, поселившейся в России в XVIII в., С.Ф.Ольденбург по своим убеждениям и характеру был типичным русским интеллигентом, либералом и демократом. После легализации политических партий в октябре 1905 г.Ольденбург, с молодых лет близкий к будущему ядру кадетской партии, стал ее членом и входил в состав ее ЦК. С 1912 г. С.Ф.Ольденбург был выборным членом Государственного Совета от Академии наук и российских университетов, с 1915 г. — членом Особого совещания по обороне государства. После Февральской революции Ольденбург вошел во Временный совет Российской республики и Чрезвычайную следственную комиссию, а с 25.07. по 3.09. 1917 г. был министром народного просвещения и членом Временного правительства.[25]

После Октября 1917 г. С.Ф.Ольденбург продолжал играть центральную роль в Академии. В это время он — непременный секретарь Академии наук, председатель комиссии по академическим экспедициям, председатель издательской комиссии и редактор всех изданий Академии прочее. «Никто и никогда не распорядился бы так своею жизнью, как он», — сказал об Ольденбурге китаист академик В.М.Алексеев[26], давший замечательную характеристику его как организатора и научного деятеля.

27. Салазкин Сергей Сергеевич

Родился  26 февраля 1862, в селе Дощатое Меленковского уезда Владимирской губернии – доктор медицины (1897). В 1880 окончил Рязанскую гимназию, физико-математический факультет Петербургского университета и в 1891 медицинский факультет Университета святого Владимира (Киев). В 1884 за участие в народовольческих кружках, был посажен в Петропавловскую крепость, затем выслан в Касимов под надзор полиции. В 1896–1897 гг. стажировался в Институте экспериментальной медицины у И. П. Павлова и М. В. Ненцкого. Основал и заведовал кафедрой физиологической химии в Женском медицинском институте в Петербурге (1898–1911).  С 1905 одновременно первый выборный директор института. Принимал участие в Пироговских съездах. В 1911 г. за лояльное отношение к студенческому движению был отрешен от должности директора и профессора и до 1917 г. жил в провинции, работал в различных общественных организациях. После Февральской революции близок к кадетам. Избран председателем Рязанского губернского исполкома Совета партии кадетов. В августе 1917 на Государственном совещании в Москве возглавил фракцию «Демократический блок» (эсеры, меньшевики, левые кадеты). Подчеркнул первостепенное значение продовольственной проблемы, присоединился к декларации революционной демократии, оглашённой Н.С. Чхеидзе. “Если спасёте революцию – спасёте Родину, не спасёте революцию – погубите и Родину”, – заявил Салазкин на совещании. Со второй половины августа уполномоченный Министерства земледелия по заготовке хлеба в Поволжье; товарищ министра продовольствия. 8 сентября 1917 назначен министром народного просвещения; его заместители – В.И. Вернадский и графиня СВ. Панина. В своей деятельности продолжил работу своего предшественника С. Ф. Ольденбурга. Салазкин представил Временному правительству проекты об учреждении в составе Саратовского университета историко-филологического и физико-математического факультетов, о преобразовании Демидовского юридического лицея в Ярославле в университет, об открытии в Тифлисе частного Грузинского института и Кавказского университета, Туркестанского университета в Ташкенте. Как министр поддерживал автономию не только высших учебных заведений, но и средних, бесплатное обучение в низшей и средней школах, однако категорически выступал против участия студентов в любой форме в решении судьбы высшей школы.[27]  В ночь на 26 октября арестован в Зимнем дворце и отправлен в Петропавловскую крепость, но вскоре освобождён. В 1918 – 25 ректор Крымского университета (Симферополь). С 1925 профессор Ленинградского медицинского института, директор (1927 – 31) Института экспериментальной медицины.

Заключение

Духовное возрождение нации является основным условием политического, экономического, национального развития государства. Непременным признаком этого возрождения выступает самоопределение личности, ее нравственный, культурный, интеллектуальный потенциал. В силу этого модернизация образовательной системы в предреформенный период становится одним из главных направлений преобразовательной политики правительства.   Осуществление поставленных целей было возложено на Министерство народного просвещения, которое являлось другим центральным исполнительным органом власти в России. Перед руководством данного ведомства  была поставлена задача создания системы образования на основах бессословности, бесплатности обучения на низших ее ступенях, преемственности учебных программ.

Для общества сфера образования имеет важное значение в развитии основных социальных структур. Интерес к истории управления образованием тесно связан с изучением личности ученых-администраторов, политиков, общественных деятелей, а в контексте данной работы – с изучением личности министров народного просвещения. Влияние каждого из министров на становление и формирование образовательной структуры России велико, при этом существует ряд ключевых фигур, деятельность которых внесла значительный вклад в решение данного вопроса. В этой связи можно выделить одну из самых значимых и противоречивых фигур российской истории первой половины ХIХ века. Человек, который удивлял современников своими дарованиями, ученостью, многоязычием и одновременно – крайним самолюбием, тщеславием и непостоянством; президент Академии наук и министр, ко­торый провел глубокие преобразования в системе образования России; автор теории «официальной народности» – С.С Уваров.

Изучение исторического аспекта  развития образования в России, обращение к истокам его становления, наряду с исследованием психолого-личностного элемента человеческих ресурсов способствует более глубокому постижению особенностей социокультурных процессов российской модернизации. Наряду с этим, оно призвано способствовать не только качественному поиску адекватных способов реформирования системы высшего образования Российской Федерации, но и осознанию взаимосвязи между правительственным образовательным курсом и реализацией намеченных планов по реорганизации общества.

Список литературы

1.     Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. –Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС,2003. –Т.1.-672 с.

2.     Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. – Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС,2003. –Т.2.-640 с.

3.     Никитенко А.В. Записки и дневник: в 3 т. М.: Захаров, 2005. В 3 Т. (Серия «Биографии и мемуары»).

4.     Пенская Е.Н. Отставка министра народного просвещения Ковалевского, 1861 г . Вопросы образования №2, 2007.

5.     Муханов В.А., Дневник, «Русский Архив», 1897,1.

6.     Власов В. А. «РАДЕТЕЛЬ РОССИЙСКОЙ САМОБЫТНОСТИ. Граф Сергей Семенович Уваров». Известия Пензенского государственного педагогического университета имени В. Г. Белинского. Гуманитарные науки, № 9 (13) – 2008.

7.     Российские консерваторы. М., 1997.

8.     Уваров С. С. О преподавании истории относительно к народному просвещению. СПб., 1813..

9.     Русское общество 40–50-х гг. XIXв. Часть II. Воспо­минания Б. Н. Чичерина. М., 1991.

10. Народное образование. 2003. №1.

11. “РОДНАЯ ГАЗЕТА” № 4(140), 03 февраля 2006 г., полоса 11. Год 1911-й. “Старый Московский университет перестал существовать”

12.  Евдошенко И.В. «Реформы в сфере народного образования». Вестник Удмуртского университета 2005. № 6 (1) ПРАВОВЕДЕНИЕ

13.  Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы. Гимназии и реальные училища с конца XIX века до Февральской революции 1917. М., 1956.

14. Толстой И.И. Воспоминания министра народного просвещения графа И.И.Толстого. 31 октября 1905г. – 24апреля 1906г. – М., 1997.

15. Ленин В.И. Политическая стачка и уличная борьба в Москве // В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т.11.

16. Хотеенков В. Уравновешенная натура духовного европейца//Высшее образование в России. №3, 2002.

17. Назарьева О.Е.  Научно – педагогическая и общественно-политическая деятельность проф. А.А. Мануйлова. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени  кандидата исторических наук, Москва, 2009.

18. Сапрыкин Д.Л. Образовательный потенциал Российской Империи. – М.: ИИЕТ РАН, 2009. – 176 с.

19.  Орлова, Н.Е. Российский «Журнал Министерства народного просвещения» в 30—60-х гг. XIX в.: интерес к проблемам становления государственной системы начального образования в Англии / Н.Е. Орлова // Российские и славянские исследования: Сб. науч. статей. Вып. 1 / Редкол.: О. А. Яновский (отв. ред.) и др. — Мн.: БГУ, 2004. — С. 100–104.

20. Степанов В. Л. Д. А. Толстой // Российские консерваторы. М., 1997.

21. Барыкина И. Е. Петербургские адреса графа Д. А. Толстого История Петербурга. № 4 (32)/2006. с.38-43

22. Катков М. Н. Идеология охранительства / Составление, пре­дисловие и комментарии: Климаков Ю. В. / Отв. ред. О. Плато­нов. — М.: Институт русской цивилизации, 2009. — 800с.

23. Алексеев В.М. Наука о Востоке. М., 1982.

24. Исторические чтения Б. С. Кагановича, Начало трагедии (Академия наук в 1920-е годы по материалам архива С.Ф.Ольденбурга)

25.  В. И. Короткевич. Состав и судьба членов последнего Временного правительства ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 3 (9) 2007, с.138-170

[1] Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. – Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС,2003. –Т.2.-287 с.

[2] Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. – Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС,2003. –Т.2.-561 с.

[3]  Российские консерваторы. М., 1997. С. 97.
[4] Власов В. А. «РАДЕТЕЛЬ РОССИЙСКОЙ САМОБЫТНОСТИ» ГРАФ СЕРГЕЙ СЕМЁНОВИЧ УВАРОВ. Известия Пензенского гос. пед. ун-та им. В. Г. Белинского. Гуманитарные науки, № 9 (13) – 2008, с.83-88.
[5] Уваров С. С. О преподавании истории относительно к народному просвещению. СПб., 1813. С. 2, 23–24.
[6] Никитенко А. В. Дневник. Т. 1. М., 1955. С. 174.
[7] Русское общество 40–50-х гг. XIXв. Часть II. Воспо­минания Б. Н. Чичерина. М., 1991. С. 25.
[8] Народное образование. 2003. №1. с.68
[9] Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. – Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС,2003. –Т.2.-559 с.

[10] Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. – Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС,2003. –Т.2.-142 с.
[11] Е.Н. Пенская. Отставка министра народного просвещения Ковалевского, 1861 г . Вопросы образования №2, 2007 .
[12] Никитенко А.В. Записки и дневник: в 3 т. М., 2005. Т. 1. С. 312.
[13] Никитенко А.В. Записки и дневник: в 3 т. М., 2005. Т. 1. С. 105,256.
[14] Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: В 2 т. – Красноярск: БОНУС; М.: ОЛМА-ПРЕСС,2003. –Т.2.-280 с.
[15] Муханов, Дневник, «Русск. Архив», 1897,1, стр. 48.

[16] Степанов В. Л. Д. А. Толстой // Российские консерваторы. М., 1997. С. 233–285
[17] Барыкина И. Е. Петербургские адреса графа Д. А. Толстого История Петербурга. № 4 (32)/2006. с.43
[18] РОДНАЯ ГАЗЕТА № 4(140), 03 февраля 2006 г., полоса 11. Год 1911-й. “Старый Московский университет перестал существовать”

[19] Константинов Н.А. Очерки по истории средней школы. Гимназии и реальные училища с конца XIX века до Февральской революции 1917. М., 1956, с.186-188
[20] Толстой И.И. Воспоминания министра народного просвещения графа И.И.Толстого. 31 октября 1905г. – 24апреля 1906г. – М., 1997. С.63
[21] См.: Ленин В.И. Политическая стачка и уличная борьба в Москве // В.И. Ленин. Полн. собр. соч. Т.11 – С.352.
[22] Хотеенков В. Уравновешенная натура духовного европейца//Высшее образование в России. №3, 2002. с.124.
[23]Назарьева О.Е.  Научно – педагогическая и общественно-политическая деятельность проф. А.А. Мануйлова. АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени  кандидата исторических наук, Москва, 2009, с.22

[24] Набоков В.Д. Временное правительство //Архив русской революции. Т.1. М.1991,С.213.
[25] ИСТОРИЧЕСКИЕ ЧТЕНИЯБ. С. КАГАНОВИЧНАЧАЛО ТРАГЕДИИ (Академия наук в 1920-е годы по материалам архива С.Ф.Ольденбурга)
[26] Алексеев В.М. Наука о Востоке. М., 1982. С.46
[27] В. И. Короткевич. Состав и судьба членов последнего Временного правительства ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ № 3 (9) 2007, с.154.

Детали:

Тип работы: Контрольная работа, Реферат

Предмет: История России

Год написания: 2011

Добавить комментарий

Ваш email не будет показан.

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.