История развития неврологии (реферат)

Бесплатно!

Реферат

Тема: История развития неврологии

Введение

Изучение   истории   невро­логии позволяет выявить зависимость ее развития, от состояния физических и химических наук. Эта зависимость заключалась в том, что методики, при помощи которых изучались структура и функции нервной системы, осно­вывались на достижениях физики (в частности, оптики, электри­чества) и химии (уплотнение тканей и их окраска органическими красками). Поэтому оценка степени развития медицины, и в ча­стности неврологии, должна включать сведения об использовании биологами и врачами достижений этих наук.

Достижения физики и химии явились следстви­ем роста производительных сил. Отсюда можно  сделать важный вывод, что развитие производительных сил оказывало существен­ное влияние на развитие медицины и неврологии.     Особенно  большое  влияние  оказали  производительные  силы на развитие медицины со второй половины XIX века, когда начали создаваться химическая промышленность искусственных красите­лей и фармацевтическое производство.

Понятие о неврологии как учении, о нервной системе стало впервые встречаться в медико-биологической литературе вто­рой половины XVII века, но широкое распространение в между­народном масштабе получило к середине первой половины XX века.

Неврология объединяет несколько основных разделов меди­цинской науки: морфологию, физиологию нервной системы, патоморфологию, патофизиологию нервной системы, невропатоло­гию, психиатрию и отчасти психологию. Эти разделы неврологии настолько развились, дифференцировались, что каждый из них стал отдельной медицинской дисциплиной. Такая структура неврологии отражает степень ее развития и удобна для познавательной деятельности человека.

Неврология, как и многие другие науки, в своем развитии про­шла три ступени:

1. Непосредственное созерцание (преимущест­венно как целое, не расчлененное).

2. Анализ.

3. Синтез.

На первой ступени развития науки ее дифференциация на разделы отсутствует. Неврология, находясь в зародышевой стадии развития, являлась частью этой недифференцированной науки.

Первая ступень развития неврологии начинается с рабовла­дельческого строя и продолжается до XIX века. Вторая ступень развития неврологии, характеризующаяся дифференциацией на­ук и анализом явлений, началась с XIX столетия и продолжается по настоящее время. Но уже в этом периоде все чаще и чаще де­лаются попытки синтеза неврологических знаний, которые сигна­лизируют о приближении третьей ступени, характеризующейся дальнейшей дифференциацией неврологии и прогрессивным развитием знаний о синтетиче­ской деятельности нервной системы.

Темп развития отдельных разделов неврологии был неодина­ков. Особенно быстро развивалась морфология нервной системы. Более медленно развивалась физиология нервной системы живот­ных и в особенности человека. Данные экспериментов на живот­ных, хотя и раскрывают некоторые закономерности нервной дея­тельности, не позволяют полностью вскрыть специфические черты физиологии нервной системы человека. Многие вопросы фи­зиологии нервной системы разрешали клинические дисциплины, и в первую очередь невропатология, которая включает и патофи­зиологию нервной деятельности человека.

Невропатология как медицинская дисциплина развивалась в зависимости от достижений в изучении морфологии, физиологии и патоморфологии нервной системы, а в последнее время на ее развитие большое влияние оказывали успехи микро­биологии,  биохимии, электроники и компьютерных технологий.

Невропатология направляла развитие морфоло­гии и физиологии нервной системы, особенно из-за неотложной необходимости создания топической диагностики. Такое влияние невропатологии на морфологию и физиологию нервной системы стало наиболее ощущаться со второй половины XIX века, хотя эле­менты этого влияния встречались еще раньше. Осуществление влияния невропатологии на развитие морфологии и физиологии нервной системы во второй половине XIX века выявилось в пото­ке талантливых исследований по этим разделам неврологии, вы­полненных одними клиницистами или в содружестве с физиоло­гами и морфологами.

Рассматривая развитие невропатологии в тот или иной период, нельзя забывать, что оно отражает также развитие учения о нерв­ной системе вообще. Ни одна из медицинских наук так хорошо не характеризует уровень развития наук в стране в определенный период, как невропатология. Изучение нервной системы — наибо­лее трудная задача, которая зависит от развития техники и дости­жений физики и химии, что особенно ярко выявляется в наш атом­ный век. Отсюда достижения развития неврологии в какой-то ме­ре указывают на уровень развития науки и техники в той или иной стране.

История невропатологии как клинической дисциплины начи­нается с XIX века, века бурного роста производительных сил, раз­вития естествознания и техники, века ожесточенной борьбы мате­риализма с идеализмом, быстрого развития физиологического экс­перимента, патоморфологических методик и выделения отдельных нозологических форм болезни.

Знаменитые врачи первой половины XIX века — немец Мориц Ромберг, англичанин Маршалл Холл, француз Дюшен и др. — свои­ми исследованиями способствовали и обосновали выделение осо­бого класса болезней — болезней нервной системы, которые до этого времени в большинстве случаев относились к внутренним болезням. Толчком к анатомо-физиологическому изучению  нервных болезней послужили экспериментальные исследования Чарль­за Белла и Франсуа Мажанди. С этого времени во всех странах мира, в том числе и в России, расширяется круг врачей, отдавших свой талант и силы на изучение структуры и функции нервной системы в норме и патологии.

Однако и до XIX века многие врачи, стремясь познать значе­ние нервной системы для организма, на основании примитивных экспериментов, порой даже неверных, высказывали замечательные догадки, делали большие обобщения, создавали целые медицин­ские системы. Современная неврология — результат тысячелетне­го труда многих врачей и биологов, изучавших роль нервной си­стемы в жизненных процессах и болезненных состояниях челове­ка и животных.

1. Накопление неврологических знаний в древнее время

Человек и медицина возникли почти одновременно. Первые сведения из неврологии относятся ко времени расцвета рабовладельческого строя. Во времена рабовладельческого общества были изобретены первые письмена (иероглифы, клинопись). В них за­креплялся опыт по лечению больных и сведения о целительных свойствах различных веществ. В рукописных источниках по философии и медицине древнего мира (Индия, Китай, Египет, Греция) описывались наблюдения, относящиеся к анатомии и фи­зиологии нервной системы, а также внешний общий вид болезней, которые в дальнейшем, спустя несколько веков, были отнесены к заболеваниям нервной системы.

Приоритет описания тех или иных сведений по неврологии учеными древнего мира трудно установить по следующим трем причинам:

1) торговые и культурные связи стран древнего мира обусловливали также обмен знаниями в области философии и ме­дицины, которые несколько видоизменялись под влиянием нацио­нальной культуры, религии, местных обычаев и сведений нацио­нальной медицины;

2) сведения, имеющиеся в первоисточниках древнего мира, в большинстве случаев являются обобщением зна­ний многих врачей (иногда определенной школы) и в них, как правило, отсутствуют точные указания о времени, врачах, сделав­ших то или иное открытие;

3) многие древние первоисточники не изучены под углом зрения развития сведений о неврологических знаниях.

Поэтому о дате какого-либо открытия или о первом его упоминании в этот период развития неврологии можно говорить только условно.

Сопоставление темпов развития медицины рабовладельческого общества с развитием медицины других общественных формаций показывает, что медицина древнего мира развивалась медленнее, чем в последующие эпохи.

Развитие неврологии в древнем Египте

Наибольшее развитие медицина древнего Египта получила в период расцвета рабовладельческого строя. Несмотря на разработку некоторых обнаруженных папирусов, наши   сведения   о   состоянии   медицины   древнего   Египта   почти не пополнились. В так называемых медицинских папирусах иног­да встречаются краткие сведения и догадки, относящиеся к невро­логии. Особый интерес для историков невропатологии представля­ет папирус, найденный Эдвином Смитом в Луксоре. Считается, что этот папирус является копией древнейшего папируса Имготе-пу. Изучение его позволило установить, что египтяне древнего мира (3000 лет до н. э.) знали о многих заболеваниях нервной системы, хотя и не связывали их с поражением последней. Они не только описывали травмы черепа, но обращали особое внимание на трещины костей и даже в некоторых случаях делали при этом трепанацию. В этом же папирусе сообщается о мозге, его обо­лочках и жидкости, омывающей мозг. Эти образования были известны,   так   как   удалялись   из   черепа   при   бальзамировании трупов. При этом   мозг  удалялся   по   частям через носовые отверстия изогнутыми железными инструментами.

Египтянам было известно, что поражение спинного мозга сопровождается наруше­нием чувствительности и параличом. Им было известно также, что при поражении шейной части спинного мозга наряду с нару­шением чувствительности, движений, наблюдаются, недержание мочи, приапизм и сперматорея. Древние египтяне отмечали (по данным папируса Ленде), что слепота и параличи могут возни­кать при состояниях, расцениваемых в наше время как расстрой­ство мозгового кровообращения. В Берлинском папирусе имеются описания паралича лицевого нерва.

Таким образом, все приводимые в папирусах сведения о забо­леваниях нервной системы являются грубым эмпирическим описа­нием внешнего проявления болезни, сделанным жрецами, которые в древнем Египте занимались врачеванием. Но эти сведения были более точны, чем в источни­ках других стран Древнего Востока.

2. Развитие неврологии в эпоху феодализма

В Эпоху феодализма происходило развитие наук, и в частности медицины в странах Востока (Китай, Византийская империя, Средняя Азия)  и в Западной Европе. Византийские и арабские врачи много позаимствовали из медицины древнего периода Китая, Египта, Греции, и Рима, добавив новые факты и обобщив опыт своих соотечественников. И весьма возможно, что мыслители и врачи раннего средневековья обладали большими знаниями,  чем это установлено историками медицины и биологии. Их произведения и труды в очень небольшом количестве дошли до нашего времени.

Развитию морфологии нервной системы мешал запрет вскрытия трупов, который поддерживали католическая церковь и инквизиция до XVII века. Кроме того, вскрытия трупов не производились из-за суеверия. Только  более смелые естествоиспытатели нарушали этот запрет. Они при помощи ножа и ножниц стали вскрывать трупы, изучать строение отдельных органов. Одним из таких учёных был А. Везалий. В XVI в. он положил начало морфофункциональному направлению в изучении нервной системы, изданием в 1543 году своего знаменитого сочинения «De соrроris humani fabrica libri septem» («О строении человеческого тела»). Это был гигантский научный труд, в котором вместо отживших догм излагались новые научные взгляды. Он отразил культурный подъем человечества в эпоху Возрождения.

3. Развитие неврологии в XVIII веке

Самыми замечательными исследованиями анатомов XVIII века были описания отдельных нервов и узловатой нервной си­стемы. Идеи полостного (сосудистого) строения нервов, оценка нервного узла как микроскопического мозга, стимулировали ак­тивную разработку описательной анатомии этих образований. В свою очередь исследования по описательной анатомии перифери­ческой нервной системы были критериями, на основании которых строились медицинские системы конца XVIII и первой полови­ны XIX века.

Большое количество публикаций по морфологии нервной си­стемы приоритетного характера позволяет сделать заключение, что создание описательной анатомии периферической нервной системы было основной проблемой, которую разрешали анатомы XVIII века.

История морфологического изучения периферической нерв­ной системы еще до настоя­щего времени мало изучена, а потому неизвестно, имелись ли специфические закономерности в развитии исследования этой важной проблемы неврологии. Необходимо подчеркнуть, что чувствительные узлы описывались совместно с симпатическими, объединяясь в поня­тие «узловая система».

Развитие клинической невропатологии

Развитие клинической неврологии заметно отставало по срав­нению с морфологией и физиологией нервной системы. Многие клинические факты, связанные с поражением нервной системы, описывались в диссертациях и трактатах, но не оценивались с точ­ки зрения патогенетического значения.

Ко второй половине XVIII века число публикаций  увеличивается. Делаются попытки обобщения оди­наковых случаев или по клинической картине, или по патологоанатомическим изменениям в мозгу, однако перспективность изучения изменений мозга для уточнения или определения забо­левания нервной системы была осознана врачами после исследо­ваний итальянского врача-патолога Джиовани Баттиста Морганьи, который в 1768 году  опубликовал свои знаменитые «Письма о местопребывании и причинах болезни». Несмотря на то, что это были грубые и весьма несовершенные описания изменений мозга, которые сопоставлялись с клиническими проявлениями болезни, они способствовали быстрому развитию клинико-морфологического направления изучения нервных болезней.

В XVIII веке   издаются многочисленные трактаты по медицине на латинском языке, в которых можно встретить так же описание отдельных форм поражений нервной системы. Эти описания носят созерцательный характер и только в конце века делаются попытки выделить отдельные нозологические формы. Структура нозологического фактора состояла из основного симптома заболевания и этиологического фактора, вызвавшего этот симптом.

Итак, В XVIII столетии интерес к изучению неврологии получает широкое распространение, что имеет отражение в многочислен­ной медицинской литературе. Формируется понятие о нервной системе, как органе, при помощи которого человек ориентирует­ся во внешней среде и который обеспечивает согласованную ра­боту внутренних органов.

Быстро развивается описательная анатомия головного мозга и топографии ликворных пространств. Меньшие достижения наблюдаются в изучении физиологии нервной системы. В пер­вую очередь следует отметить зарождение электрофизиологии; достижения ее заключались в:

1) установлении возможности электрического раздражения мышц;

2) открытии животного электричества;

3) осознании необходимости изучения электри­ческих рыб;

4) возникновении идеи тождества нервной деятель­ности с электричеством.

В это время были в основном распространены две концепции передачи возбуждения: механо-материалистическая (внутри нер­ва течет вещество наподобие крови) и механо-идеалистическая (внутри нерва текут духи). Получает дальнейшее развитие учение о рефлексе; рефлекс предлагается как физиологический термин, описывается ряд ответных реакций на раздражение. Публикуются первые исследования по регенерации нервов, ставятся первые физиологические эксперименты по физиологии симпатического ствола.

Устанавливается принцип перекреста нервных волокон, идущих из головного мозга. Высказываются догадки о существовании лока­лизации функции в головном мозгу.

В XVIII веке наблюдается дифференцирование отдельных медицинских знаний на отдельные самостоятельные отрасли (хи­рургия). Однако практически общий объем медицинских знаний был столь незначителен, что один врач мог охватить все дости­жения медицины. Поэтому разработкой вопросов неврологии за­нимались все любознательные врачи независимо от того, были ли они терапевтами или хирургами.

В XVIII веке впервые удается в неврологии обнаружить (хо­тя и в незначительной степени) взаимовлияние развития теоре­тических наук (анатомии и физиологии) и клиники. В этом веке началось изучение заболеваний нервной системы как специаль­ной группы болезней человека. Осознается необходимость изу­чения патоморфологических изменений болезней нервной  системы. Диагноз, по-прежнему являющийся созерцательным описанием состояния больного, начинает включать этиологический принцип. Создается этиологическая классификация параличей. Подробно описывались ишиас и невралгия тройничного нерва, поражения спинного мозга в результате болезни позвоночника. Возникает понятие о ревматизме и воспалении мозга. Создается учение о сотрясении и контузии мозга. Описываются структурные измене­ния при водянке мозга. В конце XVIII века выделяется специаль­ный класс нервных болезней — функциональные, получившие на­звания неврозов. Лечение нервных болезней было эмпирическим и симптоматическим. Для лечения нервных болезней врачи широ­ко привлекают электротерапию и делают попытки применить хирургические методы лечения.

Достижения описательной морфологии и физиологии нервной системы явились основой для изучения роли нервной системы в патологии. Во второй половине XVIII века были созданы меди­цинские системы, в которых большое значение в патогенезе за­болевания придавалось изменениям нервной системы, и в первую очередь узловато-нервной. Наиболее ярко такая тенденция полу­чила отражение в концепции У. Кллена. Знаменитый чешский врач-физиолог Прохазка в своей большой работе «Руководство по физиологии человека» (1797) писал: «Я уже не говорю, что участие нервной системы точно установлено почти во всех бо­лезнях».

Достижения неврологии XVIII века помогли философам-мате­риалистам обосновывать свои взгляды, идеи которых в свою оче­редь побуждали ученых к исследованиям структуры и функций нервной системы.

4. Развитие неврологии в XIX веке

В XIX веке заложены основы микроскопического изучения, которое привело к описанию нейрона, проводящих путей и центров нервной системы. Наряду с гистологией, описательной анатомией развивается нейрофизиология. Р. Бойль и Ф. Реди  начали экспериментальное изучение мозга путём удаления отдельных его частей у животных. Развитие экспериментальной неврологии в первой  половине  XIX века позволило     Ф.Галлю выдвинуть представление о мозговой локализации функций. Его идеи френологии, несмотря на свою несостоятельность, стимулировали изучение морфологии и физиологии нервной системы. Ф.Галлю принадлежат анатомические исследования нервной системы, описание анатомии пирамидного тракта в головном мозге. В труде «Анатомические  и физиологические исследования нервной системы вообще  и мозговой в частности» (Anatomie et physiologie du système nerveux en général et du cerveau en particulier, 1810–1820) Ф.Галль обобщил накопленные данные в этой области.

Были обнаружены специальные центры в головном и спинном мозге, определяющие двигательные и чувствительные функции, нарушения которых (в частности, при перерезке половины спинного мозга) описал в1849г. Ш. Броун-Секар. Его основные исследования  были посвящены физиологии и патологии центральной нервной системы. Броун-Секар описал перекрещивающийся чувствительный путь в мозгу (пучок Броуна.), изучил комплекс явлений, наблюдающийся при односторонних поражениях спинного мозга (паралич Броуна.). В дополнении, он автор работ о составе крови, функции надпочечников. В 1889 сообщил об “омолаживающем” влиянии на организм вытяжек из семенных желёз животных, чем хотел подтвердить высказанную им ранее теорию о внутренней секреции органов. Впрыскивая себе эти вытяжки, он отметил улучшение общего состояния, повышение умственной и половой деятельности. Позже было установлено, что такого рода повышение активности организма сменяется упадком физических сил и прогрессирующим одряхлением. Благодаря усовершенствованию микроскопической техники, разработка методов фиксации мозга позволили изучить его микроструктуру.

Таким образом, развитие морфологии нервной системы первой половины XIX века имело характерные черты:

1) быстрое разви­тие описательной анатомии нервной системы, усиленное изучение борозд и извилин и глубинных образований головного мозга с уточнением их терминологических обозначений, признание су­ществования спинного мозга не как нерва, а как мозгового веще­ства, описание новых узлов и нервов;

2) выявление общей   закономерности в строении структуры мозга — перекрещивание нервных волокон;

3) установление наличия отдельных проводящих путей и пучков и клеточных скоплений в спинном и головном мозгу;

4)обнаружение внутри мозговой ткани нейроглии;

5) установле­ние многоотростчатых нервных клеток и их особенностей в зави­симости от функционального значения.

Все эти исследования показали, что мозг в структурном отно­шении является очень сложным и совершенным органом, что для понимания архитектоники и функции мозга нужно знать его мик­роскопическое строение, которое должно изучаться в сравнительноанатомическом и филогенетическом отношениях.

Экспериментальная невропатология

Экспериментальная   невропатология   начала   оформляться отдельная ветвь нейрофизиологии с 20-х годов XIX века. Исследования  известного  шотландского   физиолога  и   врача  Ч.Белла и критические  опыты  французского анатома Жана Флуранса  направленные   против   доктрины   Ф. Галля, а   также некоторые эксперименты Мажанди являются в то же время первыми моделями травм различных отделов нервной системы. Флуранс относился к числу экспериментаторов,  первыми исследовавших макодинамические  свойства некоторых  веществ  по  отношению к центральной нервной системе. Он первый  экспериментально: изучил  влияние  алкоголя на  сосуды  мозжечка. Маршалл высоко оценивал эти работы Флуранса, особенно опыты по изучению действия опия,  белладонны,  алкоголя и  стрихнина, которые подтверждали  мнение, что имеются  средства, избирательно действующие на мозг.

В первой половине XIX века начинается быстрое развитие физиологии нервной системы, которое с каждым десятилетием ускоряется. В первое 30-летие устанавливаются функции перед­них и задних корешков спинного мозга, затем физиологическое значение спинномозговых и черепно-мозговых нервов. В 40-е го­ды было подтверждено, что при помощи физиологического эк­сперимента можно установить функциональное значение от­дельных образований мозга. Устанавливается функция лабирин­тов, делаются попытки изучения функции мозжечка. В эти же годы ошибочно отвергается наличие локализации функции в ко­ре головного мозга. Одновременно развивается электрофизиоло­гия, а именно изучение свойств нервов и мышц путем раздраже­ния их различными видами электрического тока. В середине 40-х годов открываются явления торможения. Разрабатывается концепция рефлекса применительно к спинному мозгу. В это же время начинает развиваться физиология кожной и глубокой чув­ствительности и грубо устанавливается роль спинного мозга в механизме этих физиологических процессов. Проводятся эк­сперименты о значении симпатической иннервации в деятель­ности внутренних органов и влиянии нервов на состояние сосу­дов и зрачков. Выявляются функциональные связи между сим­патической нервной системой и спинным мозгом и внутренними органами. Делаются попытки исследовать кровообращение моз­га. Проводятся исследования по избирательному действию неко­торых веществ на мозг, и осознается идея моделирования нерв­ных болезней  (экспериментальная эпилепсия).

Все эти исследования и открытия, несмотря на свою неза­конченность и отрывочность, были началом прогресса физио­логии нервной системы второй половины XIX века.

В области экспериментального изучения физиологии нервной деятельно­сти Россия 60-х годов XIX столетия,   отставала от пе­редовых стран Западной Европы, в решении же теоретических вопросов передовые русские ученые не только не отставали, но в некоторых случаях шли впереди своих иностранных коллег.

Развитие морфологии нервной системы

Вторая половина XIX века богата открытиями в морфологии нервной системы. Отличительной чертой этого периода является тот факт, что морфологическими исследованиями нервной систе­мы занимаются не только анатомы и физиологи, но и психиатры и невропатологи. Второй отличительной чертой является много­численность таких исследований, которые разделяются в основном на две группы: 1) оригинальные; 2) проверочные. Последние ис­следования нередко опровергали тот или иной факт, а также по­могали ученым усовершенствовать методику наблюдений и выра­ботать осторожность в оценке полученных данных.

Морфологические исследования второй половины XIX века были развитием работ ученых 30—40-х годов. Труды по описа­тельной анатомии нервной системы имели цель уточнить описание или топографическое расположение той или иной структуры моз­га и, в частности, отдельных борозд и извилин.

Изучение микроскопических структур нервной системы

1860— 1900 гг. были годами расцвета микроскопического изучения струк­туры нервной системы. Вооруженные усовершенствованным микроскопом, доведенным оптиками до совершенства, биологи и врачи получили возмож­ность изучить структуру нервной клетки. Одновременно с усовер­шенствованием микроскопа стали разрабатываться различные гистологические методики. Возникновение гистологических мето­дик стало возможным в результате достижений точной механики, при помощи которой были созданы тонкие ножи для срезов мозга, и химии, позволивших производить уплотнение желеобразной массы нервной ткани.

Таким образом, к середине 90-х годов в основном полностью  оформились два основных направления в нейрогистологии:

1) попытка исследовать нервную клетку в возможно неизмененном со­стоянии;

2) разработка методик для решения вопроса, как от­носится нервная клетка к различным веществам, и какие тон­чайшие морфологические изменения наблюдаются в ней при их действии.

При помощи этих гистологических методик изучались не только отдельные пучки и клетки мозга, но косвенно, сопоставляя с некоторыми физиологическими данными, удавалось определить функциональное значение некоторых образований мозга. Эти методики явились основой быстрого развития функциональной анатомии мозга

Итак, Достижения неврологии первой половины XIX века являются рубежом между двумя периодами ее развития. Первый период, начавшийся с древних времен и кончающийся созерцательно-описательными работами врачей XVII века, — период примитив­ных исследований по неврологии. Второй период — первая поло­вина XIX века, период начала изучения тонкого строения и физиологических отправлений нервной системы, патогенеза и патоструктуры ее поражений. Исследования неврологов 1800 — 1850 гг. создавали предпосылки для мощного развития невроло­гии второй половины XIX века.

Неврологи первой половины XIX века уточнили макроскопи­ческое строение головного и спинного мозга, продолжали описы­вать отдельные ганглии узловатой нервной системы, а также ус­тановили иннервацию отдельных мышц. Они делали попытки проникнуть в микроструктуру отдельных областей нервной си­стемы, в частности представляли строение головного и спинно­го мозга как конгломерат шариков и трубочек; позднее они убе­дились, что вещество мозга состоит из клеток, изучение которых позволило открыть  существование особых клеток  неврологии.

Экспериментальное установление функции передних и зад­них корешков явилось началом сравнительно быстрого развития нейрофизиологии. Объектами физиологических исследований в первое 30-летие в основном были периферическая нервная си­стема, затем узловато-нервная и спинной мозг. Определялось функциональное значение отдельных нервов методом перерезки и раздражения конца перерезанного или отпрепарированного нерва, роль узловато-нервной системы в кровоснабжении и тро­фике тканей. Было показано участие спинного мозга в рефлек­торных движениях, значение полукружных каналов и мозжечка для координации движений. В этот же период, в результате не­точных экспериментов, был выдвинут в нейрофизиологии непра­вильный вывод о нераздражимости серого вещества коры голов­ного мозга и отсутствии в ней центров отдельных функций; был открыт важный процесс в головном мозгу — торможение.

Экспериментальные   физиологические   и   морфологические ра­боты породили сомнение в существовании внутри нервных воло­кон жидкости, текущей наподобие крови в сосудах, и была вы­двинута концепция однотипности нервной деятельности с элек­трическим током.   Достижения   физиологии и патоморфологические исследования     (восходящее и  нисходящее    перерождения) явились основой изучения локализации функции в центральной нервной системе и в первую очередь в отношении спинного моз­га.   Особенно много  уделялось   внимания   изучению   рефлектор­ной деятельности спинного мозга и его отдельных частей в осу­ществлении различных видов чувствительности.  Разрабатывалась методика   электродиагностики   применительно   к   клинике.

Характерной чертой неврологии первой половины XIX века явились многочисленные исследования по узловатой нервной си­стеме. В это время была доказана роль узловатой нервной си­стемы в регуляции тонуса сосудов и в питании отдельных орга­нов. Роль нервной системы для функционирования органа по значению была приравнена к гуморальным факторам.

Микроскопическое изучение спинного мозга при различных заболеваниях выявило некоторые их особенности (сирингомиелия, рассеянный склероз), но большинство таких исследований не привлекало внимания и было оценено только во второй полови­не XIX века. Были установлены факты нисходящего, восходяще­го перерождения волокон периферических нервов и спинного мозга.

В первой половине XIX века изучение нервных болезней но­сит характер созерцательных клинических описаний (дрожатель­ный паралич, гемиатрофия лица, мышечные атрофии, сухотка мозга), но ближе к 60-м годам оно приобретает характер сим­птом патологического изучения, а затем клинико-морфологических сопоставлений.  Симптоматологическому принци­пу описания болезней были подчинены этиологические и патоморфологические    данные.     Врачи  первой  половины    XIX  века впервые описали ряд нервных болезней. В большинстве случаев эти описания были повторены врачами второй половины XIX ве­ка и только после этого соответственно оценены (дрожательный паралич, неврастения и т. д.).

Понятие «энцефалит» постепенно суживалось за счет выде­ления новой нозологической формы нервных болезней — размягчения мозга. В это же время оформилось понятие о миелите как нозологической форме заболевания спинного мозга. Полноправ­ное существование получили две нозологические формы заболе­вания головного мозга: мозговое кровоизлияние и серозная апоплексия мозга  (закупорка сосудов вследствие тромбоза).

Врачи этого периода утверждали существование ревматиче­ского поражения нервной системы и делали попытки выделить отдельные формы этого заболевания. Собирались материалы, подтверждающие существование сифилитических поражений нервной системы. Под разными нозологическими названиями постепенно выделялась как самостоятельная болезнь сухотка спинного мозга. Характерной чертой выделения этого заболева­ния было то, что оно происходило параллельно изучению нерв­ных образований, осуществляющих восприятие глубокой чувст­вительности.

В 50-е годы началось изучение прогрессивных мы­шечных атрофии и интоксикации нервной системы.

Лечение нервных болезней в первой половине XIX века в ос­новном было сугубо эмпирическим. Широко применялись крово­пускания, пиявки, рвотные и слабительные средства. При многих болезнях назначалась гидротерапия и минеральные источники. Особенно быстро развивалась электротерапия. В первой половине XIX века   появились   первые   руководства по нервным болезням.

Достижения неврологии первой половины XIX века казались современникам огромными. Русский историк медицины середи­ны XIX века Павел Михайлович Образцов (1825 — 1900) писал, «что успехи нейрофизиологии и нейроанатомии были самые бли­стательные, если только сравнение делать относительно к пред­шествующему времени и забывать, что они еще и теперь не сравнялись с другими, более положительными врачебными по­знаниями».

Изучение состояния неврологии в первой половине XIX века позволяет сделать вывод, что темп развития клинико-патологических проблем неврологии заметно отставал от темпа развития анатомических и физиологических исследовании нервной си­стемы. Это отставание обусловлено в первую очередь тем, что не было методик изучения микроскопических изменений при том или ином заболевании нервной системы, не было условий для определения значения того или другого симптома по отно­шению к пораженному субстрату. Эти исследования начали по­являться в 50-х годах, однако в большинстве своем носили созер­цательный характер. Самым важным достижением неврологии первой половины XIX века было упрочение взглядов о сущест­вовании особого класса и номенклатуры нервных болезней, а также разделение их на органические и функциональные.

Итак, вторая половина XIX века — это период наиболее быстрого прогрессивного развития неврологии. Стимулом к интенсивному изучению функции головного и спинного мозга было стремле­ние многих ученых к изучению «внутренней природы» человека как   существа,  отличающегося  высшим  умственным  развитием», осознание роли нервной системы как органа, регулирующего работу внутренних органов.

Использование достижений электротехники и оптики, дости­жений в создании искусственных красителей, используемых для окраски срезов биологических тканей, коренным образом изме­нило представления о нервной системе по сравнению с тем, ко­торое существовало в первой половине XIX века. Представления о структуре и функциях нервной системы с каждым годом услож­нялись. Особенно большие достижения наблюдались в изучении микроструктуры нервной системы.

Нейрофизиология второй половины XIX века в основном раз­вивалась в двух направлениях: 1) изучение локализации функ­ции в спинном и головном мозгу; 2) изучение законов нервной проводимости. Этот период характеризуется многочисленными исследованиями о функциональном значении отдельных образо­ваний мозга (ядер и отдельных пучков). Наряду с электрофизио­логическими и хирургическими методами изучения функциональ­ного значения образований мозга использовались анатомические методы (метод изучения дегенерации и миелинизации). В это же время была доказана возможность изучения биоэлектрических явлений головного мозга и регулирующая роль в функциониро­вании внутренних органов. В этот же период продолжаются попытки на основании достижений изучения клеток и волокон и нейрофизиологии выработать синтетическое представление о  структуре  и  функции  нервной   системы.

Однако все эти обобщения в основном делались с механисти­ческой точки зрения и только благодаря развитию учения о фи­логенезе и онтогенезе в неврологию стали проникать отдельные элементы диалектики.

В конце XIX века наметились почти все методики изучения патогенеза нервных болезней (гистологические, физиологические и биохимические), которые с каждым годом усовершенствовались, выявляя или уточняя характер заболевания.

Большие успехи были достигнуты в аналитическом изучении болезней нервной системы: выявлялись симптомы, специфичные для поражения нервной системы, а также симптомокомплексы, характеризующие поражения определенного отдела нервной сис­темы, т. е. создавались основы топической диагностики нервной системы. Пассивное созерцание больного сменилось активным исследованием определенных функций, выявляющих поражение того или иного отдела нервной системы. Детальное изучение симптомов в сочетании  с анамнестическими данными  и патологоанатомическими исследованиями позволяли врачам выявить и полнее описать отдельные заболевания нервной системы. Среди врачей-неврологов получил распространение принцип: изучение симптома как признака проявления болезни должно стоять на первом месте.

Во второй половине XIX века усовершенствуются методы ле­чения нервных болезней и в первую очередь электротерапия. Теоретической основой последней была электрофизиология. Развитие хирургических, методов лечения нервных болезней при­вело к выделению из хирургии специальной медицинской дисци­плины — нейрохирургии.

В связи с быстрым развитием неврологии ее клинические разделы дифференцировались на невропатологию и психиатрию организовывались специальные клиники и отделения нервных болезней.

Такая дифференциация специалистов проходила медленно: большинство клинических неврологов изучало и лечило бо­лезни, относящиеся и к невропатологии, и к психиатрии. Боль­ные, страдавшие нервными болезнями, изучались и лечились также специалистами внутренней патологии.

Одновременно наблюдалась нарастающая дифференциация в изучении отдельных вопросов нейроморфологии и нейрофизио­логии. Эта дифференциация была сначала тематической; напри­мер, врач-невропатолог на протяжении нескольких лет изучал структуру мозжечка, а врач-психиатр — структуру окончания дендритов. Появились узкие специалисты по нейроморфологии или по нейрофизиологии, которые разрабатывали свою тематику в специализированных лабораториях. Некоторые из них работали в содружестве со специалистами-невропатологами, например А. Вульпиан в содружестве с Ж. Шарко. Такая дифференциация исследовательской работы и возникновение комплексных иссле­дований клинициста с нейрофизиологом или нейроморфологом, которые наблюдались с 60—70-х годов, были, несомненно, про­грессивным явлением и содействовали быстрому развитию невро­логии.

Отличительной чертой клиницистов-неврологов второй поло­вины XIX века было то, что они в своем большинстве были хоро­шими патогистологами. Без овладения патогистологической тех­никой и умения читать препараты ни один невропатолог не мог развивать науку. Это был период расцвета клинико-морфологического направления в невропатологии. Увлечение идеями Вирхова, клинико-морфологическими исследованиями было не только положительным, но и отрицательным явлением. Оно тормозило развитие клинико-физиологического направления невропато­логии.

Творческий синтез клинико-морфологического и клинико-физиологического направления в основном стал осуществляться только в середине XX столетия, но его элементы можно найти в трудах ученых конца XIX века (В. М. Бехтерев).

Обобщая взгляды ученых по вопросу механизма нервной дея­тельности, можно сделать заключение, что XIX век в основном является веком механистического объяснения функционирования нервной деятельности, но в котором уже пробивались ростки Диалектического понимания рефлекторной деятельности. «Только благодаря великим открытиям XIX века, — писал И. П. Павлов,— физиолог смог разложить  так называемый  нервный аппарат на его простые элементы»1.

Во второй половине XIX века появляются первые экскурсы в историю неврологии. До этого исторические обзоры по узким вопросам неврологии опубликовывались как главы в диссертаци­ях. Краткие сведения по истории неврологии излагались на всту­пительных лекциях курсов невропатологии. Так, например, изве­стный французский невропатолог конца XIX века Ф. Раймон в своих клинических лекциях о болезнях нервной системы (1894 — 1895) излагает развитие невропатологии XIX века, кото­рую он делит на четыре периода: 1) период от открытия Ч. Белла до 50-х годов, когда создалось понятие об анатомии и физиоло­гии нервных центров; 2) период, когда учение о черепно-спинномозговых локализациях вошло в область нервной патоло­гии; в этот период доминирует изучение патологии спинного мозга; 3) начало научного изучения головного мозга, продолже­ние изучения патологии спинного мозга и начало изучения мно­жественных поражений периферических нервов; 4) период изу­чения тончайшего строения и организации нервных центров. Об истории неврологии до XIX века в лекциях ничего не говорится.

Во второй половине XIX века начинают создаваться специа­лизированные отделения и клиники для лечения нервных больных. Они организовывались при клиниках внутренних болезней, а в дальнейшем при кафедрах психиатрии и невропатологии, так как нужны были больные для лекционных демонстраций при чтении курса нервных болезней. Несколько позднее возникают специальные кафедры нервных болезней на базе неврологических отделений больниц.

В 1860 г. Ж. М. Шарко организовал нервное отделение в Сальпетрие (Франция). На базе его впоследствии была открыта кли­ника нервных болезней, при которой имелись: анатомо-физиологический музей, анатомические и патофизиологические лабора­тории и офтальмологический кабинет. Одновременно в США при национальном госпитале «Qulen Square» был создан Институт по обслуживанию нервных больных.

5. История кафедры нервных болезней Военно – медицинской академии

По Указу императора Петра I в Санкт-Петербурге на Выборгской стороне для оказания медицинской помощи «служивым людям» в 1715 году были учреждены Военно-сухопутный и Адмиралтейский госпитали, а тремя годами позже Адмиралтейский госпиталь в Кронштадте. И при этих госпиталях, названных генеральными, как и при учрежденном в 1706 году госпитале в Москве формируются в первой половине XVIII века госпитальные (медико-хирургические) школы, положившие начало оригинальной отечественной системе военно-врачебного образования. Эти школы в 1786 году были объединены в Главное врачебное училище.

18(29) декабря 1798 года Павел I подписал указ о строительстве помещений для учебных театров (аудиторий) врачебного училища и для общежития его учеников. Дата подписания указа считается днем основания Медико-хирургической (с 1881 года – Военно-медицинской) академии.

В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков и она стала именоваться Императорской (ИМХА).

В первые десятилетия после создания Медико-хирургической академии  вопросы неврологии были широко представлены на кафедрах внутренней медицины. Весомым подтверждением служат руководства по терапии Ф.К. Удена («Академические чтения…», 1816-1822) и   Чаруковского П.А. («Опыт системы практической медицины», 1833-1840), которые на сотнях страниц содержат описание всего спектра известной тогда клинической патологии нервной системы.    В1835 году  на кафедре внутренних болезней, впервые в отечественной медицине, нервные и душевные болезни вводятся в круг официального академического преподавания, и впервые официальным преподавателем этих  дисциплин назначается терапевт П.Л. Шипулинский (1805-1872).

В 1860 г. в МХА создаётся первая в России и одна из первых в Европе кафедра нервных и душевных болезней (кафедра «учения о нервных болезнях и болезнях, сопряжённых с расстройством умственных способностей»). Ординарным профессором кафедры избирается Балинский И.М. (1827-1902), удостоенный позже звания «отец русской психиатрии». Нервные болезней продолжали плодотворно изучаться и на других кафедрах МХА: на педиатрии – М.С. Зеленский (1829-1890), на кафедре С.П. Боткина – П.И. Успенский (1837-1908) и др. Когда   кафедру   возглавил  Мержеевский И.П. (1838-1908),неврология получила  мощный импульс к дальнейшему развитию. Он справедливо считается основоположником петербургской неврологической школы: 26 учеников И.П. Мержеевского защитили диссертации. Его учениками являются В.М. Бехтерев, Л.В. Беуменау, Я.А. Анфимов, С.Н. Данилло, П.Я. Розенбах и др. Сотрудники кафедры сыграли решающую роль в становлении и развитии (с 1859 г.) петербургского общества неврологов и психиатров – первого в стране и одного из первых научных обществ неврологов и психиатров в Европе. Сотрудники и питомцы кафедры (М.М. Балинский, И.П. Мержеевский, Д.А. Чечотт) вместе с другими профессорами МХА сыграли определяющую роль в начальном становлении (с 1872 г.). Преемником И.П. Мержеевского стал В.М. Бехтерев (1857-1927) – учёный с мировой известностью, гигант отечественной науки: его имя носят ядра и проводящие пути нервной системы, неврологические симптомы и болезни. В.М. Бехтереву принадлежит около 650 публикаций. В период расцвета творчества В.М. Бехтерева отечественная неврология достигла блистательных вершин. По инициативе В.М. Бехтерева в 1897 г. в ВМА была построена великолепная клиника нервных болезней с одной из первых в стране и в мире нейрохирургической операционной. В 1913 г. произошло разделение кафедры с формированием самостоятельных кафедр неврологии и психиатрии. Профессором по кафедре нервных болезней был избран М.Н. Жуковский (1868-1916), чьё имя носит один из широко известных патологических стопных рефлексов. В 1917-1936 г.г. кафедру возглавлял М.И. Аствацатуров (1877-1936) – основоположник отечественной военной неврологии. Он относится к крупнейшим в мировой неврологии последовательным сторонником биогенетического (эволюционного) направления в неврологии, эволюционного анализа генеза неврологических симптомов. М.И. Аствацатуров обогатил клиническую неврологию рядом симптомов и синдромов (назолабиальный рефлекс, симптом акайдии, пазестетическая ноталгия и др.). В 1936-1948 г.г. руководителем кафедры был Б.С. Дойников (1879-1948) – крупнейший отечественный нейроморфолог, один из основоположников отечественной нейрогистологии. Классическими работами А. Валера, С. Рамон-Кахаля и Б.С. Дойникова был создан научный фундамент нормальной и патологической морфологии периферической нервной системы. В 1948-1962 г.г. начальником кафедры был С.И. Карчикян (1890-1965) – известный исследователь закрытой травмы головного мозга, травм нервных стволов, симптомов орального автоматизма. В 1956 г. произошло объединение кафедр нервных болезней Военно-медицинской академии и Военно-морской медицинской академии. В 1962-1973 г.г. руководителем кафедры был А.Г. Панов (1905-1978) – замечательный клиницист, первооткрыватель клещевого энцефалита, один из крупнейших отечественных исследователей проблемы нейроинфекций и рассеянного склероза, глубочайший знаток неврологии экстремальных воздействий и аутогенной тренировки. Период (1973-1989) руководства кафедрой Г.А. Акимовым (1923-1990) – один из плодотворных этапов исследования проблем цереброваскулярных заболеваний. Г.А. Акимов был одним из первых отечественных неврологов, кто систематически стал изучать патологию нервной системы при операциях на сердце с искусственным кровообращением. В 1989-1994 г.г. кафедрой руководил А.А. Михайленко, с 1994 г. – начальник кафедры М.М. Одинак. На рубеже тысячелетий сотрудники кафедры продолжают целеустремлённо и плодотворно изучать актуальные вопросы цереброваскулярных заболеваний и нейротравматологии, нейроинфекций и рассеянного склероза, паркинсонизма и эпилепсии. Кафедра нервных болезней ВМА продолжает оставаться главным учебно-методическим центром в системе подготовки военных неврологов в стране.

Заключение

Развитие неврологии можно разделить  на четыре периода.

Первый   период    (период   пассивного  созерцания),   включаю­щий наблюдения, догадки и зачатки обобщений ученых рабовла­дельческого  и   феодального   обществ    (до   эпохи   Возрождения) характеризуется в  основном  пятью особенностями:

1)   наличие попыток понять в общих чертах функциональное значение голов­ного мозга и нервов животного организма;

2)   наличие  единич­ных догадок о роли некоторых частей нервной  системы; 3)   по­пытки на основании жалоб    и внешних    проявлений    болезней (главным образом общесоматических: потеря сознания, темпера­тура, тошнота, рвота и т. д.)  диагностировать поражения голов­ного  мозга  и   некоторых   периферических   нервов;

4)   описание внешне ярко проявляющихся болезненных состояний   (различные виды потери   сознания,   параличи,   судороги),     обусловленность которых   поражением   нервной   системы   была    доказана    спустя несколько  столетий;

5)   развитие  грубо  эмпирического лечения, использующего опыт народной медицины в сочетании в той или иной степени с религиозными ритуалами  (изгнание болезненно­го духа, дьявола).

Второй период   (период  активного  созерцания), начинающийся с исследований и наблюдений ученых-энциклопедистов и вра­чей-анатомов  эпохи Возрождения  и  кончающийся  исследования­ми врачей до первого десятилетия   XIX   века   характеризуется   следующими особенностями:

1) быстрое  развитие    описательной     анатомии нервной системы;

2)  попытки использовать экспериментальную хирургическую методику для изучения функции нервной  систе­мы;

3)развитие   симптоматологического   периода   описания   бо­лезней   нервной   системы,   зачатки   которого   можно   обнаружить в трудах врачей первого периода;

4)стремление к рубрикации симптоматологических признаков на основании   этиологического принципа;

5)эмпирическое лечение с использованием большого арсенала лекарственных  средств не только народной медицины, но и искусственно полученных химических веществ (соли и оки­си металлов).

Третий период развития   неврологии   XIX  столетия    (период микроанатомического   и   экспериментально-клинического    изуче­ния) имеет следующие характерные признаки:

1)создание мето­дик микроскопического изучения структуры нервной системы и изучение последней   в сравнительно   анатомическом   аспекте,   а также в филогенезе;

2) создание первых точных электрофизиоло­гических   и  усовершенствование   хирургических   методик   изуче­ния функции нервной системы;

3)  создание учения    о нервных центрах, торможении, проводящих путях   головного   и спинного мозга,   а затем локализации   функции   в коре головного   мозга;

4)  первые попытки изучения биохимической структуры головно­го мозга и некоторых его заболеваний;

5)  разработка семиотики и топической диагностики поражения нервной системы;

6)  нача­ло замены симптоматологической рубрикации нервных болезней нозологическим принципам, разработанным на основе патоморфологических изменений нервной ткани;

7)   выделение невропато­логии как специальной медицинской дисциплины;  8)   внедрение в  психологию достижений  нейрофизиологии  XIX  века;

9)   осо­знание врачами   необходимости   разработки   этиологического   и патогенетического лечения,  что практически   получило   выраже­ние в развитии электролечения и хирургии заболеваний нервной системы.

Для сравнения и правильной оценки достижений описанных периодов необходимо привести характерные черты четвертого периода развития неврологии, который соответствует первому 50-летию XX века. Он характеризуется в основном семью чертами:

1) углубленное и более детальное изучение микроструктуры го­ловного и спинного мозга, периферических нервов и их окончаний (особенно интрарецепторов);

2) разработка  тонких электрофи­зиологических и радиоэлектронных методик, изучающих деятель­ность различных отделов нервной системы, и создание методик изучения  условных   рефлексов;   результаты   исследования   этими методиками дали возможность  познать новые  свойства  нервной системы,   оформленные   неврологами   в виде учения   о биотоках нервной системы и высшей нервной деятельности;

3) медленное развитие дальнейшего изучения биохимической  структуры нерв­ной  системы  в  норме  и  патологии,   а  также  начало  внедрения гистохимических  методик   в   неврологию;

4) разработка   семио­тики   поражения   подкорковых   образований   диэнцефальной   об­ласти,   симпатического   отдела   нервной   системы;

5) отмирание симптоматического направления в нозологии нервных болезней;

6) достижения  в  области  изучения   бактериальных и   вирусных заболеваний нервной системы;

7) достижения в области хирурги­ческого   и   противобактериального    лечения    нервных    болезней (антибиотики).

В четвертом периоде еще силь­нее стали развиваться взаимовлияние и взаимосвязь между нев­ропатологией, офтальмологией и отоларингологией.

Для каждого периода развития невро­логии соответствуют  определенные методики  изучения   нервной системы, которые нередко и являются ведущим фактором в разви­тии неврологии того или   иного   периода.     Разработка   методик изучения нервной системы до XX века       находи­лась в зависимости от развития учения об электричестве и опти­ке,  а также от достижений органической химии и,  в частности, от создания искусственных красителей   и методов   определения количественного и качественного состава различных неорганиче­ских   и   органических   веществ.   Среди   этих   методик   имеются доминирующие и второстепенные. Последние под влиянием дости­жений физики и химии могут превращаться в ведущие, домини­рующие, а первые в это время становятся второстепенными  (на­пример,  некоторые  окраски  срезов  тканей)    и  их значение для дальнейшего  развития науки  сохраняется  только   в  том   случае, если они сочетаются с новыми методами исследования нервной системы   (гистохимия).   Без  такого  сочетания   эти методики   не только не дают ничего нового науке,  но даже тормозят ее раз­витие,   иногда  являясь   причиной   неправильных  толкований фак­тов и закономерностей. Важно подчеркнуть, что развитие неврологии, начиная с эпохи Возрождения, находилось в большей зависимости от достижений физических и химических наук, чем развитие многих других ме­дицинских дисциплин. Интересно также отметить, что если нев­рология, начиная с XVII века, использовала достижения физиче­ских наук и почти не оказывала влияния на их развитие, то со второй половины XX столетия выявляется ее большое влияние на развитие физико-математических наук, выразившееся в со­здании новых наук — бионики и кибернетики.

Процесс изучения  отдельных  разделов  неврологии  развивал­ся по закономерности от общего к частному. Очень часто дости­жения в изучении частного  оказывали принципиальное влияние на понимание общего, открывали новые черты и свойства общего. Развитие важного раздела неврологии — морфологии нервной системы началось с общего описания наиболее доступных внеш­них частей нервной системы, например    с   описания   наружных поверхностей головного мозга. Затем появились более подробные описания наиболее выступающих крупных частей мозга  (бугров и  т.  д.).   После установления неоднородности  строения  мозга — выделения   серого  и  белого   вещества — подробно   описываются формы  образований,   расположенных  в  глубине  вещества  мозга. Изучение топографии этих образований в свою очередь вызвало необходимость  точного  описания   расположения   борозд  и   изви­лин. В этот период достижения физики и химии почти не имели никакого  влияния  на развитие  описательной  анатомии  нервной системы,   за   исключением   их   влияния   на   разработку   методов уплотнения мозговой ткани.  Эти  методы  были   важной   предпо­сылкой для развития изучения отдельных вопросов микроскопи­ческой анатомии нервной системы.

С начала XIX века под влиянием достижений оптики и орга­нической химии создались условия для наглядного изучения ми­кроструктуры нервной системы, причем уровень изучения струк­туры нервной системы определялся достижениями развития этих наук. Поэтому знания о проводящих путях и центрах головного и спинного мозга — результат применения достижений оптики и органической химии второй половины XIX века к изучению био­логических объектов. Творцами разработки микроструктуры нервной системы можно считать не только неврологов, опи­савших или выделивших тот или иной пучок или клеточное скоп­ление, но и тех, кто создал оптическую аппаратуру, органические краски (естественные и синтетические) для этих исследований. Эта  зависимость   развития  микроскопической   анатомии нервной системы от достижений физики (включая оптику и электронику) и химии с десятилетиями усиливалась и усиливается. В наше вре­мя эта зависимость находится на очень высоком уровне и особен­но проявляется в применении новой точной аппаратуры (элект­ронный микроскоп и др.)  а также в использовании новых мето­дов окраски срезов ткани мозга, позволяющих определять не только морфологическую, но и биохимическую структуру от­дельных элементов нервной ткани.

Развитие физиологии нервной системы вплоть до начала XIX века проходило очень медленно, что было обусловлено отсутст­вием специфических методик ее изучения, которые в дальней­шем   были созданы на основе достижений физики. Однако нужно отметить, что нейрофизиология зародилась с периода описания отдельных образований центральной нервной системы. Первые сведения о ее функциональном значении были получены в ре­зультате наблюдений над ранениями отдельных частей мозга и нервов. Эти наблюдения явились основой для высказывания раз­личных догадок о физиологическом значении некоторых частей нервной системы. Вплоть до XIX века догадок и ошибочных взглядов было больше, чем обоснованных заключений. В эпоху рабовладельческого строя физиологической ролью нервной сис­темы в человеческом организме интересовались древние филосо­фы-энциклопедисты, некоторые из них были врачами. В эпоху феодализма интерес к физиологии нервной системы почти за­глох. Начиная с эпохи Возрождения, интерес к отправлениям нервной системы появился не только у врачей-анатомов, но и у  передовых естествоиспытателей-энциклопедистов, например Леонардо да Винчи, и некоторых философов. С этого периода можно обнаружить закономерности развития отдельных проблем физиологии от общего, внешнего, к частному и познанию внут­ренних отдельных процессов. Подтверждается связь сознания с го­ловным мозгом, открывается в общих чертах рефлекторный ме­ханизм деятельности нервной системы.

В XVIII веке делаются попытки обобщения разрозненных све­дений по физиологии нервной системы и изучения функций полушарий головного мозга с помощью хирургической методики. Начиная с XIX века, для разрешения отдельных проблем нейро­физиологии широко привлекаются дозированные раздражители нервов, различные виды электрического тока, а затем гальвано­метрические приборы. Одновременно разрабатываются вопросы использования различных токов для лечения нервных болезней. Таким образом, XIX век нужно считать веком начала использования зачатков электроники не только для разработки отдельных теоретических вопросов биологии, но и для развития практиче­ской медицины и в первую очередь терапевтических методов ле­чения.

Что касается терапии нервных болезней, то она почти до кон­ца XIX века была эмпирической, так как не было условий для разработки этиологической и патогенетической терапии. Элект­ролечение, которое с самого начала его возникновения применяли исходя из патогенетических данных (которые были умозритель­ного характера), несмотря на достижения электрофизиологии, по существу до конца XIX века в своей основе также оста­валось эмпирическим. В то же время под влиянием достижений хирургии появляется возможность операционным путем лечить некоторых больных, возникла новая медицинская дисциплина — нейрохирургия, теоретической основой которой явились успехи морфологии и физиологии нервной системы.

Глубокое изучение истории неврологии показывает, что сти­мулами ее развития были не случайные открытия, а достижения естественных и философских наук, развитие которых в свою оче­редь зависело от уровня производительных сил и производствен­ных отношений.

Список литературы

1.Архангельский Г.В. История неврологии от истоков до XX века.- М.: Медицина, 1965.

2. Бернард Д. Наука в истории общества.- М.,1986.

3. Большая медицинская энциклопедия .-М.: Эксмо, 2007.

4. Мультановский М.П. История медицины .- М.: Медицина, 1981

5. Сайт кафедры и клиники нервных болезней Военно-медицинской академии

Детали:

Тип работы: Реферат

Предмет: Медицина

Год написания: 2010

Добавить комментарий

Ваш email не будет показан.

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.