Социальная политика (рефераты статей)

Бесплатно!

Тема – социальная политика

Рефераты статей

1) Турунцев, Е.В. Социальная политика и интеграция общества / Е.В. Турунцев // Общественные науки и современность — 1995. — №3. – С. 39 – 46.

2) Паутов, И.С. Социальная политика в современной России: реформы и повседневность / И.С. Паутов // Журнал социологии и социальной антропологии — 2008. — №3. – С. 204 — 209.

Реферат по статье Турунцева Е.В. «Социальная политика и интеграция общества»

В статье «Социальная политика и интеграция общества», автором которой является Турунцев Е.В., опубликованной в журнале «Общественные науки и современность» в третьем номере за 1995 год рассматриваются некоторые из проблем социальной политики в России.

Автор считает, что существует несколько подходов при определении понятия «социальная политика» обусловленных риторической многозначность этого понятия.

Первый – толкование социальной политики как «социальной защиты». Данный подход позволяет дать описание институционально-правовым и организационным аспектам социальной работы. Данный подход полностью подходит для стабильного общества со сложившейся системой социальной поддержки.

Однако в постсоциалистических странах ситуация несколько иная. Российское общество, столкнувшись с новой группой проблем, которые не стояли перед ним ранее, пока не способно эффективно реагировать на них и действует не столько системно, сколько по принципу «латания дыр», которых становится все больше и больше.[1] Политический аппарат представляет собой своеобразную «фабрику» декретов, указов и постановлений по социальной политике. Из этого возрастает необходимость дополнения социографических описаний аналитическими исследованиями.

Второй подход характеризуется рассмотрением стимулирующей и стабилизирующей функцией социальной политики. Е.В. Турунцев считает, что опустив конкретное описание законов и указов можно было бы принять участие в традиционной для социальной риторики дискуссии.

Стержнем дискуссии выступает экономическая эффективность или социальная справедливость. Разговор о социальной политике при таком подходе представляет собой «маятник», раскачивающийся в стабильном обществе и модифицирующий реальность в сторону или «оздоровления» экономики, или социальной стабилизации. Сравнение социальной стратегии с маятниковой пульсацией между «жесткой» и «мягкой» версиями социальной политики распространено и среди российских специалистов.

Автор подмечает, что хотя в западных странах большинство специалистов защищает мягкий вариант социальной политики, Российские профессионалы занимают и противоположные позиции. Весьма неясным, с точки зрения Турунцева Е.В., моментом работы маятникового механизма является мотивация, побуждающая независимых интеллектуалов принимать ту или иную сторону в этом диалоге между  «полюсами» качания в условиях, когда рациональные основания их равновелики. Большое значение в функционировании волнообразной модели социальной динамики имеют моральные ценности общества.

Распад прежних государственных институтов и несформированность гражданского общества неизменно ведут к уничтожению большинства общественных отношений. В такой ситуации на первый план в социальной политике выходит задача определения путей национальной реинтеграции.

Это обстоятельство ведет за собой необходимость введения третьего подхода в рассмотрении проблем социальной политики, связанного с вопросами национальной реинтеграции. С точки зрения Е.В. Турунцева, данный подход, возможно, является самым запутанным при определении точки на траектории общественного развития, на которой находится российское общество.

На одном из семинаров Интерцентра, академик Т. Заславская выдвинула идею, согласно которой страна сравнивалась с точкой бифуркации, из которой развитие может пойти по противоположным путям. Есть разные предположения касательно этих сценариев. Некоторые из них были предложены в книге Д. Ергина и Т. Густафсона.[2] Однако Е.В. Турунцев считает, что представленные сценарии не отображают перспектив развития России.

Автор статьи придерживается идеи К. Поппера, определившего оппозицию, присутствующую в данном вопросе как «холизм-индивидуализм».[3] Проявляющийся на разных этапах развития общества, этот спор, возможно, является вечным спутником человечества. В современной риторике в качестве синонима «холизма» используют «трайбализм», а «индивидуализма»  ­­­– «персонализм.

Исторические перспективы переходов, осуществляемых в новое время, с точки зрения Турунцева, хорошо определяет лозунг Великой французской революции «Свобода, Равенство, Братство». Современные общества связаны со всеми тремя ценностями, но с одним из них гораздо более тесно.

Базовая ценность определяет полюс притяжения – «трайбализм» или «персонализм». «Трайбалистские»  проекты в данном контексте, находятся в более выгодном положении: у них шире ценностная база. «Трайбализм» обладает большим потенциалом для быстрой интеграции общества.

К сожалению, ценой такой интеграции является не только массовое подавление личности. Ее осуществление может повлечь за собой глобальный военный конфликт. Поэтому современная социальная политика направлена на благо людям, а не на  достижение мирового равновесия, способного усилить иммунитет к разрушительным трайбалистским проектам. По мнению Турунцева, «переход» осуществляемый странами восточного региона и Россией должен способствовать укреплению «индивидуализма» относительно «трайбализма

Моральная ценность свободы повсеместно подвергается испытанию, как в трансформирующихся странах, так и в странах с устоявшимися демократическими традициями. Ведь и для них трансформация может спровоцировать «трайбалистские» решения.

Однако при всем очевидном гуманизме и столь необходимом в ядерный век здравомыслии, которые содержатся в «персоналистском» проекте, на поверку оказывается, что его реализация в ситуациях «перехода» наталкивается не только на «непримиримую» оппозицию со стороны профашистских и прокоммунистических сил, но сталкивается с проблемами как бы внутри собственного пространства.

Представляется полезным рассмотреть под этим углом зрения некоторые важные изменения в объяснительных моделях «перехода», которые произошли за последнее время в российском обществоведении.

Начальный этап российского «перехода» характеризовался мифологизацией рыночных отношений, сопровождавшейся почти полным «вымыванием» идеи социальной. Справедливость «запятнала себя» как категория, демагогически используемая коммунистами. В конце 80-х — начале 90-х годов теория модернизации в качестве переходной идеологии была фактически синонимом вестернизации.

По мнению автора по мере углубления экономического кризиса и нарастания социальных противоречий в трактовке модернизации стали смещаться акценты – с вестерно-центризма и соответствующей ему теории догоняющей модернизации на проблемы становления нового типа мироцелостности, что в свою очередь означало, что сформировалась новая модель мировых отношений, в которой нет необходимости непременно слиться с Западом, для того чтобы занять место достойного партнера в геополитическом поле «свободы».

Изменились также представления и о человеческой составляющей «перехода», достаточность «свободы» в качестве ценностного основания хозяйственной деятельности рыночных субъектов подверглась сомнению. С точки зрения автора статьи, самой большой проблемой переходного общества стало не столько то, что тоталитаризм отбил вкус к свободе, сколько утраченная способность к внутренним ограничениям, к трудовой аскезе и — возможно, главное — к чувству меры в социальных взаимоотношениях.

Также, были подмечены недостатки запаздывающей модернизации в условиях, когда западные страны проходят период «постмодернизации». Любой же, кто знаком с нынешней российской культурой, знает, насколько сильны ее постмодернистские основания. Впрочем, дело даже не столько в культуре, сколько в сюрреализме обыденной российской жизни, который вполне вписывается в постмодернистские представления о реальности.

Автор статьи делает вывод относительно тех сдвигов в рассуждениях о трансформации, которые стали результатом ее столкновения с реальностью «перехода», что это возвращение марксовых «интересов» на свое законное место в объяснительных моделях российского бытия. На предшествующем этапе они были не просто потеснены, но буквально вытолкнуты из демократической риторики веберовскими «ценностями» в вопросах, связанных с интересами как индивидуальными, так и национальными.

В первом случае акценты на мотивации индивидуальной инициативы подкрепляются акцентами на проблемы внутренних ограничений личности. Во втором – проявляется трезвая реакция на часто занимаемую Западом позу победителя в холодной войне. Сделанные наблюдения позволяют прийти к заключению, что в российской либеральной риторике о трансформации в целом закончился ее идеалистический этап.

Международные экономические отношения значительно больше связаны с социальными проблемами перехода, чем об этом принято говорить, поскольку далеко не в последнюю очередь именно они определяют как рост ресурсных возможностей социальной политики в рамках реализации «персоналистского» проекта, так и саму ориентацию переходных стран на этот проект. Реинтеграция российского общества осуществляется с большой оглядкой на реальные перспективы вхождения в мировое экономическое сообщество

Турунцев утверждает «Если задача социальной политики — служить усилению социальной ориентации экономики, а реалистическая социальная политика исходит из первоочередных задач достижения определенного уровня ее эффективности, то трудно предположить, что эти задачи могут быть успешно решены в рамках тех несбалансированных экономических отношений между Россией и Западом, которые остались нам в наследство от прошлого».[4]

Проблемы несовпадения интересов отдельных социальных групп российского общества и необходимости перераспределения между ними преимуществ, также связано с задачами общественной реинтеграции и соответствующей им социальной политикой. По мнению Е. В. Турунцева резкие деформации в области распределения доходов представляют наибольшую опасность для успешного завершения «перехода» и для достижения той стадии, на которой мог бы быть запущен «маятниковый механизм». Ключевая проблема в этом процессе — создание «новых правил игры».

В заключение, автор статьи отмечает: «Поскольку в любой социальной риторике, несомненно, есть идеологический подтекст, данная статья, вероятно, не исключение. Я хотел бы быть беспристрастным, но у меня, очевидно, есть симпатии, и они, подчеркну еще раз, на стороне тех социальных решений, которые могут обеспечить России и миру их развитие в складывающейся реальности.»[5]

Реферат по статье И.С. Паутова. «Социальная политика в современной России: реформы и повседневность»

В статье «Социальная политика и интеграция общества», автором которой является И.С. Паутов, опубликованной в «Журнале социологии и социальной антропологии» в третьем номере за 2008 рецензируется монография «Социальная политика в современной России» выпущенная Центром социальной политики и гендерных исследований. Исходный научный труд решает важную задачу — отражение влияния реформ социальной сферы последних лет на повседневную жизнь жителей нашей страны. Книга не претендует на охват всех проблем современной социальной политики в России, но результаты научного труда различных авторов и авторских коллективов, их подходы к анализу социальной сферы, дают яркое представление о текущих процессах, регулированием которых занимается социальная политика.

Монография состоит из трех частей: социальная политика, различные формы социального исключения и проблема разграничения публичного и приватного пространства социальной заботы. В каждой части авторы пытаются представить свой взгляд на заявленную проблематику.

Открывает первую часть книги статья Ирины Григорьевой, посвященная  анализу истоков и путей развития социальной политики в России. И.А. Григорьева признает необходимость трансформации советской модели социальной политики. С ее точки зрения, разработчики социальной политики пытаются балансировать между либеральным, социалистическим и консервативным подходами, используя их инструменты для разных групп населения. По мнению Паутова И. С. такое комбинирование элементов данных концепций «ведет к дезорганизации социального порядка и ценностных ориентаций населения, что произошло в 1990-е годы и продолжается сейчас».

Следующая статья Натальи Зубаревич развивает тему модернизации. Ее текст представляет собой анализ проблем социального развития регионов России. Н. Зубаревич признает, что достижение равномерности роста территорий «в большой и крайне неоднородной стране» практически невозможно и отмечает увеличившийся разрыв между самыми «бедными» и «богатыми». Также, в статье предложены варианты прогноза развития регионов в соответствии с тремя возможными сценариями модернизации — эволюционный сценарий, вариант «энергетической сверхдержавы» и инновационное развитие.

Одним из свидетельств региональных различий является качество образования, значительно различающееся в зависимости от региона. Данная позиция доказывается в статье авторского коллектива во главе с Давидом Константиновским. На основе анализа качества образования, ученые определяют его доступность в регионах. По результатам исследования школ в отдельных регионах можно выделить тенденции доступности качественного образования. Так, в Самарской области 75% школ показывают средние результаты успешности, в Чувашской республике большинство школ работает либо с высоким результатом, либо с низким, а в Воронежской области высокие результаты дают только элитные школы.

Следующая статья Павла Романова и Елены Ярской-Смирновой посвящена результатам развития социального обслуживания в ходе либеральных реформ. Авторы утверждают, что, несмотря на количественный рост социальных служб, изменения в отношениях политиков, СМИ и населения к социальному обслуживанию не произошло. Эту тенденцию поддерживает «низкий уровень оплаты труда работников социальных служб и отсутствие связи между результативностью работы и материальным.

В статье Кирилла Чагина, посвященной социальным ваучерам, раскрываются возможные выгоды их применения. Социальные ваучеры, позволяют «эффективнее расходовать бюджетные средства и дают большую свободу получателю благ». В развитых странах применяются разные формы ваучеризации, от продуктовых талонов до сертификатов бытовых услуг, но в России ваучеры распространены гораздо меньше. Вариантом ваучерной программы стало внедрение родовых сертификатов.

Завершает первую часть работы обращение президента Американской социологической ассоциации Майкла Буравого к исследователям-социологам. Он призывает коллег обратить внимание на «публичную социологию», в рамках которой особо выделяются исследования социальной сферы, отмечает, что знание об обществе, должно быть выведено во внеакадемическую аудиторию в форме общественных дискуссий» и тем самым стать публичной социологией.

Вторая часть книги в отличие от первой предполагает взгляд на проблемы социального пространства «изнутри», с точки зрения повседневных практик преодоления эксклюзии, или социального исключения. Открывает вторую часть анализ конструирования феномена «бедности», предлагаемый Джоном Раундом. Д. Раунд замечает, что созданию данного феномена во многом способствуют действия представителей власти, которые на словах утверждают приоритет борьбы с бедностью. Например, как подмечает автор рецензии Паутов И. С., «величина прожиточного минимума настолько мала, что покрывает расходы» только на самое необходимое. Другим фактором, способствующим культивированию бедности, является презрительное отношение экономической и политической элиты к бедным. В таких условиях преодоление феномена бедности является, по мнению автора, крайне сложной задачей.

Исследование роли здоровья и занятости пенсионеров в борьбе с бедностью, проведенное Юлией Лежниной, иллюстрирует данный тезис. Удовлетворительное состояние здоровья и наличие оплачиваемой работы является значимым фактором преодоления бедности в пожилом возрасте. Однако, эти факторы не всегда сочетаются — одни пенсионеры вынуждены работать в силу обстоятельств и не отличаются хорошим здоровьем, другие не могут найти себя в структуре занятости, даже если способны работать. Это необходимо учитывать при разработке мер социальной политики.

Маргарита Астоянц, Вера Куклина и Ульяна Сересова определили три модели преодоления социальной эксклюзии: преодоление исключения за счет сети социальных услуг, по средствам теневой занятости или неформальных социальных сетей.

В статье Татьяны Андреевой анализируется российское миграционное законодательство, которое оценивается ею, как «ограничительное и дискриминационное». Как отмечает Т. Андреева, степень социальной и правовой защищенности мигрантов в Западной Европе значительно выше, чем в России.

Хилари Пилкингтон в своем исследовании рассматривает так называемое «рекреационное» употребление героина российской молодежью. Вопрос, на который пытается ответить автор статьи, является ли данная социальная практика «нормальной» или нет. Паутов пишет, что название проекта, который был проведен под руководством Х. Пилкингтон — «Повседневное, но не нормальное», подразумевает отрицательный ответ.

Третья часть монографии затрагивает проблему разделения публичных и приватных пространств социальной заботы. Так, в статье Анастасии Кинчаровой рассматривается практика деятельности управления социальной защиты сельского района, испытывающего влияние, с одной стороны, общих тенденций развития социальной политики, с другой стороны — потребностей и ожиданий у жителей села.

Следующая статья третьего раздела рассматривает проблему трансформации института нянь в условиях изменения «гендерного контракта. В результате исследования на основе case-study Елена Здравомыслова приходит к выводу о доминировании теневой занятости и «неформального контракта» в данной сфере социальной заботы.

В статье Джима Рихтера разбирается проблема возникновения и развития в России неправительственных объединений на основе иностранной финансовой и организационной помощи. В соответствии с идеологией глобализации многие международные организации направили усилия на создание в России «гражданского общества. Однако в последнее время такие организации сворачивают свои проекты, решив, что гражданское общество создано. Данное утверждение верно лишь отчасти, т.к. сегодня государство пытается играть роль «гаранта гражданского общества», вытесняя западные фонды.

Данную идею подтверждает статья Михаила Цехановича, который провел сравнительный анализ стратегии деятельности двух общественных организаций для инвалидов в контексте социального партнерства. Если первая негосударственная организация (НГО), обладающая разветвленной структурой, налаживает партнерские отношения с государством, то другая, ориентирована на проектную деятельность на средства зарубежных фондов, т.к. государственная поддержка для нее, как и для многих других НГО, недостаточна. Развитие социального партнерства возможно, по мнению автора, только при пересмотре отношения государства к НГО и оказании им активной поддержки. Впрочем, в последнее время такая поддержка уже оказывается в виде «грантов Президента» для НГО.

Заключительная статья монографии посвящена проблемам подготовки в будущих специалистов по социальной работе. Основной акцент Валентина Ярская и Елена Ярская-Смирнова, делают на роли международных проектов в развитии образовательных программ по социальному образованию. Как отмечают авторы, не всегда иностранный опыт перенимается в достаточной степени, но если участники международных программ заинтересованы в дальнейшем профессиональном росте, рациональное внедрение зарубежного опыта в учебный план может быть успешным.

В заключении Паутов пишет, что «при несомненной ценности рассматриваемой научной монографии для исследователей и практиков социальной политики и социальной работы, можно отметить недостаточную связность в подаче материала. Каждая из статей представляет собой отдельную работу, не имеющую непосредственной связи с остальными. Было бы более логично назвать получившуюся книгу сборником, а не монографией. Однако это частное мнение не умаляет общего значения работы авторов статей и составителей данной книги, которая доказывает необходимость изучения социальной сферы как «снаружи», в области принимаемых решений на макро- и мезоуровне, так и «изнутри», в сфере повседневных практик.»

[1] Турунцев, Е.В. Социальная политика и интеграция общества / Е.В. Турунцев // Общественные науки и современность. — 1995. — №3. – С. 39.
[2]  Yergin D., Gustafson Т. Russia 2010 and what it means for the world. / D. Yergin, Т. Gustafson. —  New York. — 1993.
[3]  Popper К. R. The open society and its enemies. / К. R. Popper. – London. ­­­­­­­­­­­­­­­­­­­– 1966.
[4] Турунцев, Е.В. Социальная политика и интеграция общества / Е.В. Турунцев // Общественные науки и современность. — С. 45.
[5]  Там же. – С. 46.

Детали:

Тип работы: Реферат

Предмет: Социология

Год написания: 2010

Добавить комментарий

Ваш email не будет показан.

Получать новые комментарии по электронной почте. Вы можете подписаться без комментирования.